• Наша группа в -

Ведьма. Часть 5: Подготовка

2542 просмотров

Зеркало отражало девушку молодую, с головы волосы потоком лились по плечам, спадали на спину, некоторые пряди лежали на грудях. Два сочных шара в упругой коже торчали молодо, ниже животик сужался в стройную талию, под костями таза выступали края сильных ягодиц, киска полосой красовалась между мощных бёдер. Девушка к телу приложила платье светлое, что прикрывало словно лёгким туманом. Лицо резко приобрело твёрдость, нижняя челюсть выросла слегка вперёд, на щеках девичья пышность впала внутрь, груди выдались вперёд, краснота сосков потемнела. Перед зеркалом стояла взрослая женщина, на глаз примерила платье, откинула в сторону. Одежда упала на гору себе подобных. Ведьма подошла к шкафу, направилась обратно с пышным платьем цвета ночи в руках.

За полем отражения зеркала, в углу комнаты, отворилась дверь, по доскам пола пошлёпали босые ступни, выше ноги облачены в джинсы, карман один выпуклый от руки внутри, обнажённый мужской торс с наличием мышц, лицо молодого парня, хмурые глаза прикрывает чёлка светлых волос. На краю отражающей поверхности появился парень, медленными шагами приближался к ведьме.

— Что хотел, Лёша? — спросила взрослая женщина.

Парень замер. По телу кожа пошла мурашками, будто от дыхания холода. Алексей взглядом обшарил комнату: груда платьев у стены, в центре хозяйка с одёжкой перед просторным зеркалом, у другой стены шкаф с открытыми дверьми, рядом белый диван... Парень обернулся. В углу комнаты дверной проём заполнял упырь. Так же, как человек, в джинсах, голые ступни, голый торс в джунглях белых волос, лысая голова с вытянутым носом. Рука Лёши покинула карман, безжизненно повисла у бедра. Парень повернулся к хозяйке:

— Интересно, к чему такая суматоха?

— Не твоё дело, — отрезала девушка Света.

— Тогда я пойду? — спросил Алексей, направился к выходу.

— Подожди.

Парень остановился. Света кинула платье вслед остальным, направилась к шкафу. Девичье тело приобретало черты взрослой женщины, шаги будто двигали к старости. У шкафа свернула к дивану, на мягкое легла Светлана Владимировна, нога одна осталась на полу, вторая забралась за телом. Лёша подошёл, колени упёрлись в пол, язык скользнул по щёлке, кожа раздвинулась, пропуская в дыру

* * *

Подвал хранит прохладу ночи. Дверь не пускает жару дня со светом, темнота спасает ощущением умиротворённости, голова в холодке ситуацию оценивает спокойно... Лера усмехнулась. Как спокойно оценить то, что она с Лёшей — сексуальные игрушки озабоченной ведьмы, которая каждый день заставляет вылизывать её мокрую... на протяжении двух недель. У девушки мигом слетела улыбка. При воспоминании о пройденном желудок просился очистится через рот. Лёше досталось не так жестоко, но досталось

Дверь скрипнула, бухнула о стену, по полу свет разлился озером, в центре которого огромный силуэт, качаясь, уменьшался. Лера подняла взгляд. По лестнице спускалась тень, в руке качался деревянный предмет, что со щелчком выкинул лезвие. У девушки сжалось сердце... Нож поднялся над головой, через миг оружье вертелось в воздухе от броска, пронзило пол в центре подвала. Тень приблизилась достаточно, чтоб свет не мешал разглядеть Алексея. Последняя ступень скрипнула под весом парня, он пошёл на стену впереди, в выступ бревна впился кулак.

— Тварь! — вырвалось у Алексея хриплое.

Парень развернулся, перед грудью тряс ушибленную ладонь. Лера подорвалась с пола, подкралась к Лёше сзади, ладони легли на плечи.

— Успокойся, — прошептала она.

— Конечно! — крикнул парень, от взмаха руками ладони девушки слетели с плеч. — Эта скотина будто чувствует! Я только зашёл к ней и тут — этот урод полуголый

— Может, не стоит вообще? — попросила Лера, вернув руки на бугорки плеч. — Страшно

— А что тогда? — спросил парень, набрал в грудь воздуха, на выходе проговорил: — Это будет продолжаться до... до чего? Пока мы не разонравимся, а плохие игрушки, как ты знаешь, выкидывают.

— Может, удастся убежать?

— Не знаю, — помотал головой парень. — Но я выдержу не много... Мало того, что этой твари нужно язык засовывать на полную, так ещё сегодня заставила вылизывать её! От пят до подбородка!

— Не кричи, — прошептала девушка у уха, мягкие ладони соскользили на грудь, руки прочным кольцом прижали его руки к торсу. — Тебе надо успокоится, а-то натворишь дел. Чем дольше мы тут, тем ты агрессивнее... почему? Когда последний раз кончал?

— А когда ты сперму слизывала с неё? — ответил парень.

— Две недели? — с недоверием сказала Лера. — И ни разу ни во сне, ни дрочил?

— Пытался, — с улыбкой сказал произнёс Лёша, — не встаёт... По-моему, эта тварь наколдовала!

— Постой, — сказала девушка, вышла из-за спины парня к лицу, — давай я попробую

— Не получится.

— Посмотрим.

Губы оставили влажный след на подбородке, что в копьях щетины. Лера опустилась на колени, ладони поскользили по коже груди, над хребтами мышц пресса, легли на джинсы, пуговица выскочила в дырку, язычок ширинки прошуршал вниз, одежда рухнула к середине ног, следом за ними трусы-боксёры, перед девушкой предстал прижатый к яйцам член, кольцо кожи оставляет открытым алый кончик головки. Лера охватила пенис, губы от конца шли по стволу, верхняя упёрлась в лобок, к нижней и подбородку прилипла мошонка, в которой пальчики перекатывали яички. Член по рту перелетал от щеке к щеке под воздействием языка, упирался в нёбо, проскальзывал вниз... Когда от нехватки воздуха стало давить, девушка оторвала голову, задвигала взад-вперёд.

Лёша истекал потом от усилий поднять пенис. Между ног будто энергия скопилась в аккумулятор, что не имеет проводов для выпуска, сила готова разорвать на клочья... Внизу шапка чёрных волос Леры приближалась к паху, отдалялась, открывая взгляду толстый, но мягкий шланг. Пальцы умело перекатывали яйца, от одного этого должны выкинуть содержимое наружу, но пенис даже не стоит... Лёша приложил усилия, будто поднимал гору, горло затрещало хриплым стоном, но больше ничего. Парень понял, что от такого усилия в былые времени кончил бы, даже не касаясь руками.

— Хватит, — сказал Алексей.

Лера подняла глаза, изо рта вылетел член, следом слова:

— Уверен?

— Более чем, — отрезал парень, руки потянул к одежде.

— Может, я ещё постараюсь? — попросила девушка, перехватив руку.

— Лер, я признателен, что ты пытаешься помочь... но, понимаешь... я чувствую себя импотентом.

— Извини

Лёша нагнулся к одежде, резкий смех заставил выпрямится. Хихиканьем, наполненным ядом ехидства, рикошетили стены подвала. Источник звука стоял на верху лестницы в дверном проёме, торс откидывал назад, свет озарял грудь в зарослях белых волос, лысую голову с вытянутым стручком носа. Брови Алексея навалились на глаза, нос выбрасывал струйки пара. За спиной из пола торчал нож, металлическая основа сжалась в ладони парня, лезвие резало воздух на уровне его бедра, на запястье легла хватка

— Не надо, — услышал милый голос снизу.

Упырь от вида оружья разразился смехом громче. Лёша дёрнул рукой, девушка надавила весом, не дав сдвинуть даже на сантиметр. Тень в дверном проёме скрылась, но сила хохота не падала, лишь по прошествии времени оборвался. Пальцы на ноже надавили кнопку, лезвие влетело в рукоять. Алексей стоял в пятне света в центре подвала со спущенными штанами, перед ним Лера на коленях, взглядом по лицу парня пытается понять состояние, отпустить руку или нет

* * *

Солнце краем коснулось горизонта, облаками занялось молодое пламя. Дом на холме кипел жизнью, окна первого этажа постоянно мигали тенями. Подвал гудел от шагов, стуканья мебели. Лера поднималась по лестнице, дверь выпустила из тьмы, закрылась, отрезав от Алексея луч света. Девушка осторожно пошла к гостиной, доски пола теплом принимали голые стопы. Двойная дверь приглашающее распахнута, Лера медленно высунула голову из-за косяка. В центре помещения, что ярко бросалось  в глаза, соединённые столы единым тянулись от стены до входа, упыри расстилали белые скатерти, у правой от входа стены покоился камин с горкой дров в пасти, у левой стояли шкафы. Ранее украшающие гостиную диван, кресла, стеклянный столик, ковёр — исчезли.

Леру пронзило любопытство, в честь чего банкет. Голова забилась предположениями, взгляд в который раз проходил по обстановке, замер на упыре, глаза которого направлены на девушку. Мысли шугнулись будто птицы, их место занял образ уродца, что стоит со спущенными до колен джинсами, между ног член жирным червём висит до полвины бедра, создавая сходство с Лёшей сегодня в подвале. Упырь приглашающее тыкал трёхпалой рукой к половому органу. Лера попятилась, но спина почувствовала упор, шея прокрутила голову назад, в глазах отразились лица двух упырей. Лёгкие наполнились воздухом, но губы сжали три здоровых пальца, вместо крика вышел стон.

В гостиной двое упырей бросили скатерти, прилетели на помощь собратьям. Лера дёргалась, но когтистые руки крутили с силой, объятия уродов подняли в воздух, приближали к упырю со спущенными джинсами. Член дёргался в его руке, приток крови напрягал ствол, расширял, вытянул в длину, ладонь отпустила пенис, он качнулся вниз, завис поперёк тела. Девушка вспомнила, что этот упырь трахал её в классе физики, член рвал попку, пробуривал тело... (для ) Лера задёргалась с силой, попытки вырваться создавали аналогию с мухой в паутине.

Кольца рук отцепили нижнюю часть тела, девушка грохнулась на колени, старание подняться включило давление на плечи, что больно вжимало суставы ног в доски. Трёхпалая ладонь сошла со рта, помещение на миг заполнилось криком, что оборвал кляп в виде головки члена с парой сантиметров ствола, что сумело вместить оральное отверстие Леры. Губы натянулись до того, что едва не рвались по щекам, внутри язык прижат к нижней челюсти без возможности пошевелить... Упырь протянул руку, когтистые пальцы проникли в волосы девушки, её глаза расширились от чувства, что во рту громадина поползла дальше, стенка преградила путь.

Урод разразился рычащими нотками недовольства, Лера слышала будто через ватную подушку, ощущение которой создавала нехватка кислорода от перекрытого членом горла. Другие упыри задвигали девушку, член слегка покинул ротовую камеру, в пространство потёк свежий воздух. Перед глазами невольной минетчицы мир перевернулся: от лица пенис тянулся хребтом уздечки вверх, мошонка натянута до точного выделения огромных яиц по бокам ствола. Положение головки во рту тоже изменилось снизу вверх...

Лера лежала на руках четырёх упырей спиной к полу, пятый слегка склонен торсом вперёд, чтоб таз удобнее пропихивал половую дубину в пищевой канал. Шея медленно вздувалась кожей на горле, дошла до груди, дальнейшее продвижение пениса внешне не выказывались. Глаза девушки выделяли слёзы от дурноты, полоски потекли по лбу в лианы волос. Набранного воздуха хватало для сохранения сознания, Лера ясно ощущала в пределах грудной клетки продвижение инородного предмета, создавалось впечатление, будто тот желает вырваться наружу, как некий зародыш чужого...

Носик защекотали волосики с мошонки, яйца упёрлись в стену зубов, завершая бурение отростком, тот пополз обратно, за собой оставляя расслабленное тело, на половине пути резко влетел внутрь, пронзив копьём. Невидимые цепи, сдерживающие упыря до сих пор, лопнули, он задвигал пенисом с частотой дворового пса. С подходом запаса воздуха к концу Лера теряла ощущение действительности, блуждающий в ней член стал далёким, как звёзды на ночном небе. Девушка не заметила даже, что руки упыря блуждали по грудям через блузку, потом тонкая ткань затрещала, куски материи полетели на пол, а когтистые пальцы сжали налитый холм с манящей ягодкой соска. Она так же не заметила, как в дверном проёме оказалась фигура...

В гостиную вошла ведьма в молодом обличии, обнажённая, на сцену насилия улыбнулась:

— А-а-а... бунтарей учите... Молодцы! Только смотри, чтоб не сдохла!

Трахающий прислужник кивнул хозяйке, увеличил и до того не хилую скорость движений. Вскоре член полностью вылетел изо рта Леры, девушка заглотила воздух с шумом, будто подводник. Со ствола летели комья слизи, три здоровых пальца сжали его, начали гонять кожу с головки, обратно. Девичье лицо усеяли горячие струи, иные части залетели в рот, на грудь падали белые полосы жирного масштаба. Когда с конца срывались последние капли, кожа Леры практически целиком затоплена спермой, плавают островки густых комьев, жидкое стекает по бокам на пол.

Ведьма подошла к группе, остановилась в личине взрослой женщины, сказала:

— Бросьте её, занимайтесь делами дальше. Только попробуйте не успеть!

Спина Леры встретилась с полом, удар расшугал черноту в глазах, затуманенный взгляд впился в половую дубину урода, что крюком торчала вниз. Он приложил шланг к бедру, головка ударилась о колено, джинсы заползли на ноги, молния прошуршала кверху, упырь направился к выходу из гостиной, будто прихрамывая на ту ногу, на которой штанина заметно выделяла бугор. За ним отправились ещё двое, остальные вернулись к расстиланию скатертей. Взгляд девушки заполнило лицо Светланы Владимировны — ведьма присела на колено, наклонив голову.

— Ну что, понравилось? — спросила она, тихонько засмеялась. — А не надо замышлять не пойми чего против меня. Я же вас насквозь вижу! Надеюсь, ты поняла, что такие действия наказуемы?

Лера кивнула. Произнести слово не давала сухость в горле. Хозяйка продолжала:

— Да, передай своему импотенту, что, если не послушаетесь, в следующий раз на твоём месте окажется он. А ты, если хочешь пососать, подойди к кому-нибудь из моих слуг — мальчики изголодались, не откажут. Так что лучше удовлетворяйте меня, иначе будете удовлетворять их. А теперь иди мойся и жалуйся импотенту, тут уберут. Скоро прибудут гости...