• Наша группа в -

Голубая кровь. Часть 3

2706 просмотров
— Привет, милая.

На экране, разбитом на шесть одинаковых квадратов была видна небольшая комната и душевая. Да, он эгоистичная скотина. Он хотел быть рядом с ней, всегда. Пусть даже таким образом. Вчера вечером он установил камеры видеонаблюдения, а сегодня утром Александра могла поселиться здесь.

Девушка зашла в ванную закрыла дверь и остановилась возле зеркала. Она долго рассматривала свое отражение, трогала скулы, волосы. Словно не узнавала собственное отражение. Да, она похудела, а ее прекрасные белокурые волосы потускнели. Одежда, вернее тряпки, что на ней остались, были очень грязными, и она быстро сняла их с себя.

— Да, ты красивая, моя девочка, ты безупречная. Моя Александра.

Он громко выдохнул, задрожал, непроизвольно щелкнул на увеличении изображения и облизал пересохшие губы. Эрекция была мгновенной и болезненной, он даже тихо застонал от дискомфорта, но уже не мог оторваться от экрана. Жадно смотрел на ее тело и чувствовал, как кровь в венах закипает. Он уже успел забыть какие совершенные у нее формы, какая налитая и упругая грудь с алыми сосками, которые всегда превращались в твердые камушки, когда он касался их подушечками пальцев и языком. Он сам не заметил, как потянул змейку на ширинке и сдавленно вскрикнул, когда горячая ладонь легла на возбужденный член. Девушка стала под душ, и Эрик стиснул челюсти, когда увидел, как капли воды стекали по ее телу. ( на любой вкус) Он готов был душу дьяволу продать, чтобы иметь возможность коснуться ее бархатной кожи, опустится перед ней на колени и дико погружаться в нее языком, подготавливая к неистовому вторжению, чувствовать губами спазмы ее оргазма.

Александра медленно намыливала кожу жидким мылом, а он жадно следил за движением мочалки, когда губка потерла сосок, Эрик закрыл глаза, приближая себя к разрядке, рука непроизвольно двигалась вверх — вниз по стволу раскаленного члена, и он чувствовал, что взрыв уже близко.

Мужчина откинулся на спинку кресла, и рука задвигалась быстрее, его глаза закатились, на лбу пульсировала жилка. Он кончал, бурно содрогаясь и рыча от острого наслаждения и разочарования, выгибаясь на кресле, вцепившись одной рукой в столешницу, а другой в твердый как сталь член, подрагивающий в его ладони после яростной разрядки.
На экране девушка как раз завернулась в полотенце и пошла в комнату. Эрик приоткрыл пьяные от страсти глаза и хрипло прошептал:

— В следующий раз я буду мыть тебя, моя Александра... я клянусь.

*****
Я до сих пор не желала верить в то, что это реальность. Мне так хотелось бы проснуться и оказаться дома. Увидеть друзей, моего жениха и родителей. Но я ничего не могла сделать. Эрик... я и подумать не могла, что этот маленький и нежный юноша, станет эгоистом, животным и убийцей. Он убил наших одноклассников и знакомых. Тех, кто его никогда не любил и старался задеть. Конечно, они не могли избить его, прилюдно оскорбить или подставить. Все знали, что с нашими родителями шутить не стоит. Однако, тихоня оказался злопамятным ублюдком. Он отомстил всем и именно меня оставил десерт. Даже немного рада тому, что я жива, однако где гарантии, что моя смерть будет легкой и, что я останусь в живых. Я знала, что была ему симпатична — он был не первым парнем, которому я нравилась, но я никогда бы не подумала, что он может так сильно меня любить. Когда ты знаком с человеком с пеленок трудно представить, что он любит тебя, как женщину, а не друга.

Я вспылила и послала его. Не могла терпеть его нежность. Я была дерзкой, и мне казалось, что все они должны ползать у меня в ногах. Если бы я только знала, чего мне будут стоить эти слова. Он изнасиловал меня, запер в подвале, не кормил. Я пробыла там два дня, а теперь он выделил мне эти комнаты. Здесь есть душевая, шкаф для одежды, но я понимаю, что он мне не понадобиться, большая кровать, стол, тумбочки и стулья. Тут красиво. Комната светлая, но на окнах есть решетки. Я понятия не имею где я. Вид с окна показывает на лес, а что в другом крыле дома мне не известно. Кажется, что здесь только я и он, однако я видела прислуг во дворе на улице.

Приняв душ, я заглянула в шкаф. Там было много разнообразных нарядов: коктейльные платья, деловые костюмы, шикарные бальные платья, брючки, юбочки. В комоде лежало нижнее белье. Неужели он знает мой размер?

Но оно было таким красивым и роскошным. Ни одна бы нормальная женщина не смогла бы отказаться от такого великолепия. Я надела обычный комплект белого цвета и сверху короткие шорты с майкой. Из комнаты мне не разрешали выходить, и только три раза в день я видела девушку, которая приносила мне еду.

Первые два дня я просидела в золотой клетке нормально, но после мне стало совсем одиноко, и я желала хоть чего-нибудь. Даже, чтобы в спальне появился он. Мне казалось, что теперь мы сможем поговорить с ним по-человечески, он поймет и отпустит меня. Я даже была готова забыть про это и простить его так, как я тоже была виновата. Однако, что-то подсказывало мне, что не все будет так просто.
К вечеру пришел Эрик. Как только я увидела его довольную физиономию, сразу поняла, что он что-то затеял.
Он свободно вошел в комнату и сел в кресло. Я лишь стояла напротив него и ждала, но чего не знаю.

— Ну, здравствуй, Александра. Тебе нравится твоя комната? — он говорил со мной серьезно, однако в его взгляде плясали маленькие чертики.

— Да, спасибо. Комната просто великолепна. Я то, думала, что ты будешь держать меня в том подвале.

— Мы с тобой загородом и сюда никто не посмеет сунуться. Это частные владения. Мои. Так что мне незачем держать тебя в подвале. Просто я хотел, чтобы первая встреча получилась эффектной.

— И тебе это удалось — честно призналась я. Он показал мне рукой, чтобы я села.

Я села в кресло напротив него. Он несколько минут внимательно осматривал меня, прежде чем сказал:

— Я надеюсь, что больше ты не будешь играть в недотрогу?

— Эрик... давай поговорим серьезно. Пожалуйста, просто выслушай меня, ладно? — попросила я и, увидев его кивок головы, успокоилась. Набрав в легких воздуха, я стала говорить приготовленную речь:

— Эрик, я конечно понимаю, что я и мои друзья много лет назад причинили тебе боль, но мы не хотели, чтобы все получилось так. Да, я очень виновата перед тобой во многом. Ты был мне преданным другом, а я так подло поступила с тобой. Я даже благодарна тебе в какой-то мере ведь, не случись это, я бы никогда не стала прежней. Прости меня, пожалуйста, и отпусти домой. Меня жду родители, друзья и мой жених. Ты ведь не испортишь мою жизнь, верно? Мы ведь можем вновь стать друзьями? — я запнулась, ведь последнюю фразу было произнести тяжелее всего — ты даже можешь переспать со мной... сколько захочешь.

— Продаешь свое тело за свободу?

— А разве у меня есть выбор? — я посмотрела на его ухмылку, и мне захотелось убить его, но я решила перетерпеть.

— Ты права, выбора у тебя нет. И вот еще что я не собираюсь отпускать тебя. Ты останешься со мной до тех пор, пока мне не надоешь.

Кстати, проблему с твоими родителями и женихом я решил. Тебя пригласили на закрытый показ, где ты должна представлять новую коллекцию Элизабет Льюис.

— Я тебя ненавижу! Уходи из моей комнаты! — еще немного я была готова расплакаться от безысходности. Мне еще никогда не было так плохо. Я забежала в ванную комнату и заперла дверь за замок. После открыла кран с водой и стала плакать, закрыв ладошкой рот. Мне было так обидно и больно из-за того, что мне приходилось унижать перед ним, просить отпустит и предлагать свое тело, чтобы он отпустил меня. Еще больше меня обижало то, что ему было плевать до моей красоты. Ему нравилась эта игра. Со мной еще никто и никогда так не обращался.

Через полчаса я все же пришла в себя и, выйдя из комнаты, обнаружила, что Эрика здесь нет. «Давно ли он ушел? Надеюсь, что он не слышал моих криков» с этими мыслями я кое-как заснула. Около одиннадцати часов я проснулась от ощущения, что меня кто-то трогает. Затем этот кто-то забирается под одеяло, а потом, обняв меня со спины, принимается целовать в шею.
В первые секунды я оцепенела от приятных ощущений. Но когда до меня дошло, что он собирается делать, я попыталась вскочить, однако Эрик не дал мне этого сделать. Перевернув на спину, он навис надо мной и сказал:

— Не бойся, — и стал наклоняться.

— Не надо, — попросила я, упираясь ему ладонями в грудь, и поняла, что он уже без верхней одежды.

— Почему? Думаю, нам будет хорошо. К тому же, может быть, я отпущу тебя к маме с папой. Обещаю, что приложу максимум усилий,
— последнюю фразу он произнёс таким многообещающим тоном, что я невольно затаила дыхание. — Поверь, ты не пожалеешь.

Не дав ответить, он наклонился и стал целовать меня в губы. Первым желанием было отпихнуть его от себя, но неожиданно я поняла, что именно это сейчас мне и надо.

«А может быть, он говорит правду? Мой первый раз был не совсем таким, каким я его себе представляла, но теперь я могу... нет, я даже хочу Эрика». Обняв его за шею, я запустила одну руку ему в волосы и начала страстно отвечать на поцелуй, желая забыть обо всём на свете. Приподняв меня и, сняв футболку и бюстгальтер, он прижался ко мне. Его кожа приятно холодила мое тело, и я почувствовала, как напряжение покидает тело, а на его место приходит дикое желание. Отстранившись, Эрик посмотрел мне в глаза и, поняв, что я окончательно сдалась, улыбнулся, а затем снова наклонился, поцеловал меня сначала в шею, а потом стал опускаться всё ниже.
Закрыв глаза от наслаждения, я таяла в его руках и тихо постанывала, когда он начал ласкать мою грудь. Губы мягко и в то же время требовательно целовали её, и я выгнулась навстречу, чтобы почувствовать прикосновения языка. Когда же он проложил жгучий след из поцелуев к животу, внутри разлилось море наслаждения, а когда он принялся снимать с меня шортики, я уже изнывала от желания, но, Эрик никуда не спешил. Сняв с меня верхнюю одежду, трусики он не тронул, и опять стал терзать меня поцелуями, исследуя руками тело. Каждое касание заставляло меня нетерпеливо вздрагивать и извиваться под ним.

— Я каждую ночь мечтал об этом моменте, Александра — прошептал он на ухо. Стоная от удовольствия, я жадно целовала его и, водя руками по телу, наслаждалась его скрытой силой и опытом. Довольно зарычав, он опустил руку ниже пояса, начал ласкать меня рукой. По телу побежали мурашки и, выгнувшись в очередной раз ему навстречу, я ещё громче застонала. Голова уже кружилась от желания, и я выдохнула:

— Пожалуйста, Эрик...

Быстро сняв трусики, Эрик лёг на меня и опять принялся целовать в губы, одновременно с этим входя в меня. А потом стал не спеша двигаться. По телу прокатилась мощная волна наслаждения и, поддавшись навстречу, я обхватила его бёдра ногами, желая почувствовать Эрика глубже в себе. Такого необузданного желания я ещё никогда не ощущала, и начала двигаться быстрее, желая поскорее получить удовлетворение. Неожиданно Эрик сжал мои бёдра руками и, остановившись, сказал:

— Я хочу продлить это удовольствие. Мы не будем спешить, ведь впереди у нас целая
ночь.

И ослабив хватку, стал наращивать темп. Двигаясь в одном ритме с ним, я почувствовала, как меня заливает волна наслаждения и, не удержавшись, застонала. Перед глазами замелькали цветные пятна, и меня понесло ввысь, а тело показалось невесомым. Откуда-то издалека донёсся стон, смешанный с рычанием, и Эрик остановился, тяжело дыша.

*****
Проснувшись утром, я открыла глаза и сразу же их закрыла. Меня залила краска стыда, когда я вспомнила прошлую ночь. Эрик был ненасытен, и крутил мной, как хотел. О Боже, я ведь сама стонала под ним и просила его не останавливаться.
Приоткрыв глаза, я осмотрелась. Эрика в комнате не было, и я вздохнула с облегчением. Щёки и уши были хуже помидора, когда в памяти всплыли обрывки воспоминаний и жаркий шёпот с обещанием ещё большего наслаждения.

— Доброе утро! — Эрик появился в комнате. Вокруг бёдер было обёрнуто полотенце, а голова влажной после душа. В правой руке был поднос с кофе и круассанами.

— Я знаю, ты любила завтракать только ими и сладким кофе со сливками — он протянул мне поднос и, сняв с себя полотенце сел рядом.

— Очень вкусно, спасибо — промямлила я, совсем забыв о том, где и с кем я нахожусь.
Улёгшись рядом, он притянул меня к себе, и целую начал поглаживать рукой грудь и живот. А когда он стал опускать руку ниже живота, я непроизвольно свела ноги вместе. Удивлённо посмотрел на меня, он спросил:

— Что с тобой?

— Эрик ты для меня как брат. Я не могу.

— Поэтому ты вчера сказала: «О да, Эрик, пожалуйста! Быстрее!» — он очень весело спародировал меня и я не удержавшись, стала
смеяться.

— После завтрака мы пойдем в ванную. Я уже набрал тебе воды и с лепестками роз.

Сегодня я буду купать тебя, а после мы пойдем с тобой в сад.

— Что с тобой? Вчера ты не был таким — удивленно спросила я.

— Ты ведь меня знаешь. Когда ты рядом, когда улыбаешься и соглашаешься со мной у меня великолепное настроение. А когда я в отличном настроении, всем хорошо. Но не думай, что все будет так просто. Вся картина зависит только от тебя. Я могу попросить тебя стать моей, но лишь тебе решать быть моей рабыней или госпожой — с этими словами он вышел из комнаты, чем насторожил меня. Он всегда был очень мягким и нежным внутри. Вот и сейчас радовался, как ребенок, однако он прав. Я решать. Быть ли мне с ним или же оставаться его рабыней. Я так давно пыталась его забыть, и мне казалось, что я люблю его не просто как брата. Я не знаю, что мне делать. Знаю одно: мое решение может изменить мою жизнь. Доев свой завтрак, я отправилась в спальню Эрика.