• Наша группа в -

Жажда крови

2421 просмотров

День был в самом разгаре, но в этом жилом корпусе Школы не было ни души. Для того было две причины. Первая — у большинства адептов сейчас либо шли лекции, либо они практиковались заклинаниям обширных тренировочных залах. Те же, у кого ещё не начался курс практической магии просто напросто боялись подходить к двери, из-за которой то и дело доносились жуткие крики, вой и стоны. Однако они ни капли не смутили юную девушку, целенаправленно шедшую прямо к источнику пугающих звуков. Адептка третьего ранга Грета прекрасно знала что, а точнее, кто их издаёт.

Молодая магичка, на вид ей можно было дать от восемнадцати до двадцати, одетая в строгий серый костюм с белой блузкой и обтягивающей юбке до колен, она походила на извечный образ секретарши или ученицы-отличницы. Округлая форма лица, коротко стриженые каштановые волосы и карие глаза смотрелись ещё более-менее складно, но вот орлиный нос, на котором примостились небольшие овальные очки и полные багровые губы как-то портили гармонию. Рост, к сожалению, тоже не был её отличительной чертой — пять с половиной футов, а то и меньше. К тому же она всё время ссутулилась, от чего её худенькие плечики выглядели совсем уж убого. На ногах у неё были надеты строгие белые туфли без лишних украшений, а в ушах она носила безвкусные серьги — кольца.

Без стука открыв дверь, она вошла в комнату, скинув стопку книг, позаимствованных из библиотеки на свою тумбочку, стоящую прямо у входа. И тут же спросила.

— Как она, Нинель?

— Плохо. За ней должны были прийти уже два дня назад. А теперь она изволила стесняться. Вон видишь тот бугорок на постели Мии? Это наша голодающая сожительница.

Нинель была адепткой четвёртого круга, так что по идее ей должно было быть восемнадцать, но выглядела она на все двадцать пять. Будущая некромантка всегда любила демонстрировать своё шикарное стройное тело и огромный бюст всеми доступными способами. Вот и сейчас она напялила помесь туники и купальника, не скрывающих практически ничего. Длинные рыжевато-жёлтые волосы струились жидким золотом при каждом движении, тёмно-синие глаза смотрели с затаённым любопытством и нескрываемым превосходством, а кроваво-красные губы были плотно сжаты. Красотка, тем не менее, никогда ни с кем не соперничала и не любила меряться красотой. Вообще характер у неё был весёлый, общительный, но без крайностей, как у Мии, любившей отпускать ехидные и саркастические замечания.

Разведя изящные, загорелые руки в стороны и растопырив пальцы с длинными, покрашенными в тёмно-красный цвет ногтями девушка показала, что ничего поделать не может.

— Рысь, может всё-таки не будешь их дожидаться?

— НЕТ! — Раздался резкий рык из-под дёрнувшегося одеяла. — Я справлюсь.

Подруги переглянулись и синхронно вздохнули. Такое периодически происходило, и если раньше они в тайне побаивались своей странной соседки, то теперь ничего, кроме сочувствия, в эти моменты они не испытывали. Вампирша же была упорна, как тысяча ослов, и ни под каким предлогом не соглашалась пить кровь своих друзей.

— Может Директора попросить что-нибудь сделать? Пусть он свяжется с твоими родными и спросит от чего произошла задержка. Вдруг тебе ещё предстоит ждать целую неделю? — Обеспокоенно предложила Грета, подсаживаясь на кровать, где приютилась крылатая и тихонечко гладя то место, где по её предположениям должна быть спина.

— Подожду. — Буркнуло одеяло. — Лучше отойди от меня.

Но девушка и не подумала об этом, продолжая утешать и подбадривать свою подругу. Вновь воцарилась тишина, изредка прерываемая протяжными стонами жаждущей крови вампирши и шуршанием книги, которую читала Нинель в своём уголке.

Внезапно в комнату, как ураган, ворвалась Миа. Даже не поздоровавшись с находившимися в помещении девушками, она в два прыжка преодолела расстояние между дверью и своей кроватью и резким движением сорвала одеяло.

— Чёрт тебя раздери! Ты что творишь!? — Зашипела Рысь, прикрывая руками искажённое жаждой лицо.

— Вставай, за тобой пришли, меня послали проводить, как единственную, чью кровь ты не будешь пить даже под страхом смерти. — Выпалив это, она без малейшего страха схватила подругу за запястье, чудом разминувшись с чудовищными чёрными когтями, о которые можно было порезаться лишь посмотрев на них.

Ураган-Миа закрутил у утащил за собой застопорившуюся вампиршу, даже не послушав её робких протестов «Я и сама могу дойти!». Пронёсшись чуть ли не бегом по полупустым коридорам, они за считанные мгновения добрались до главных ворот. Директор, каждый раз лично следивший, что бы только одна его подопечная покидала пределы Школы до окончания обучения, важно кивнул и запер на засов дубовые двери. Эти ворота — единственный вход и выход на территорию кампуса, на и из которого даже телепортироваться запрещалось. Располагались эти ворота в толстой каменной стене опоясывающей высокий тонкий шпиль Школы.

Как зачарованная, Рысь сделала шаг, а затем другой. Вокруг был глухой, дремучий лес, в котором даже сейчас, в самую середину дня, было темно и прохладно. У дороги, прислонившись к массивному стволу векового дуба стояла её мать. Девушка удивилась настолько, что даже забыла о своей проблеме, так сильно она не ожидала увидеть её тут.

— Доченька! Милая! Иди сюда скорее! — Немедленно запричитала любящая мать.

— Мама!? Что ты тут делаешь? Почему не пришёл отец, или братья? — С трудом выговорила она — язык заплетался и не слушался.

— Они заняты, только у меня было время.

— Но я

— Никаких но! Пошли отойдём подальше. — Спорить с Ша'Арни, всё равно что пытаться разбить железобетонную стену прутиком.

Дочка послушно дала себя увести, всё ещё прибывая в состоянии, очень близком к шоковому. Она никогда, за те четыре года бытия нежитью, не пила крови своей матери. И даже помыслить об этом не могла. С детства мама была для неё святым и незыблемым, пусти видела она её не чаще одного раза две недели. И вот так осквернить человека, которого боготворила и на которого ровнялась всю жизнь. Сегодня она, похоже, опустится на ещё одну ступеньку в темноту.

К тому же, Ша'Арни изменила своему образу и пришла не в боевом костюме, который носила даже на свиданках с отцом, а в просторном голубом сарафане, расшитом белыми цветочками. Почему-то с её матерью всегда так. Чем проще одежду она носит, тем шикарнее кажется окружающим. Вот и сейчас дочь не могла отвести от неё взгляда. Немудрёная одёжка заставляла прямо-таки насильно обращать внимание на её изящное, гибкое тело, милое и открытое лицо, пышные, густые волосы. Неудивительно, что отец не смог устоять перед такой красоткой. Интересно, а как же она будет выглядеть без одежды?

От такого размышления Рысю оторвал звонкий голос матери.

— Вон там полянка. Пожалуй нам подойдёт.

— Угу.

Выйдя на небольшую просеку и побродив малость в невысокой траве, Ша'Арни остановилась на крошечном пяточке, добротно проросшем мягким мхом. Плюхнувшись на него, как в кресло, она поманила дочь рукой.

— Иди сюда, милая, я не хочу больше смотреть, как ты мучаешься. — Мягко улыбаясь проворковала женщина и подставила свою шею.

— Может всё-таки не стоит? — Из последних сил сопротивляясь желанию впиться клыками в податливую плоть, захныкала Рысь, пытающаяся сохранить хоть что-то светлое в своей душе.

— И ты останешься голодной ещё несколько дней? Может даже неделю или больше? Нет, пойми, мне это чуть ли не тяжелее, чем тебе. Знать, что моё единственное чадо так страдает. Да я от волнения жить не смогу. Так что перестань отнекиваться и кушай.

Это было последней каплей. Проклиная себя и стеная в душе, вампирша сомкнула свои челюсти на пушистой шее Ша'Арни. Если бы она могла плакать, слёзы лились бы рекой.

Она честно старалась оторваться как можно быстрее, но тёмная сущность требовала красной влаги и остановилась она, только когда почувствовала, как мать обмякла в её жестоких объятиях. Испугавшись, Рысь отдёрнулась так, будто увидела ядовитую змею. Но с Ша'Арни всё было в порядке, она лишь вспотела и стала дышать часто и тяжело, и при этом не переставала улыбаться, глядя немного остекленевшими глазами на свою дочку.

— Наелась? Ты же вроде совсем немного выпила? — Тихо спросила женщина, заключая вампиршу в ослабшие объятия.

— Да. С тобой всё в порядке? — Рысь не совсем понимала, что с ней происходит. Всё тело как будто кипело, а особенно горячо было там, где её касалась мама. К тому же вкус крови... Что-то было не так. Как-то неуловимо он отличался от всех остальных. Да, для неё кровь членов семьи всегда имела разный привкус, изменяющийся от одного к другому, но тут было что-то другое.

— Конечно, родимая, как будто ты сделаешь мне что-то плохое.

Тихая и спокойная уверенность, с которой это было произнесено подействовало на Рысь, как удар молнии, даже хвост встал дыбом. Она поняла, почему алая влага матери показалась странной. Её кровь была совершенно безвкусной, но при этом горячей. Вампирша будто хлебнула из кипящего чайника и теперь это тепло разливалось по её пустым венам.

— Мама, со мной что-то не так. — Не в силах пошевелиться, одними губами прошептала Рысь.

Лишь улыбнувшись, Ша'Арни заглянула в янтарные глаза дочери. Ещё один удар тока пронзил её тело. Не ведая, что творит, она привлекла голову матери и слилась с ней в поцелуе.

«Что я делаю!? Какого чёрта со мной происходит? И почему это так приятно?» — Метались вопросы в голове вампирши, а тело, тем временем, само по себе делало что хотело. Руки, буквально пол минуты назад бывшие деревянными и негнущимися, сейчас гибкими змеями скользнули за спину Ша'Арни и аккуратно стали расстёгивать молнию на спине. А мать как будто не замечала этого, закрыв глаза и игриво покусывая губы дочери.

Застёжка в последний раз звякнула, и сарафан просто упал с плеч женщины на землю. Под ним не оказалось ровным счётом ничего. По телосложению она не сильно отличалась от дочери. Вторая была чуть выше и чуть стройнее. Но в принципе, если их поставить рядом, предварительно перекрасив и завив волосы Рыси, то большинство скажет, что они сёстры.

Их губы буквально на секунду разлепились, только для того, что бы Ша'Арни успела выдохнуть одно единственное слово.

— Ещё!

А дочь как будто с цепи сорвалась, её руки уже без всякого стеснения ласкали материнское тело, постепенно спускаясь всё ниже. Честно говоря, единственный опыт Рыси в этой области произошёл, когда ей почти исполнилось четырнадцать, тогда она разрешила своему «парню» потрогать себя за грудь через одежду. Целовалась она тоже не так уж много, хотя приходилось. Но текущие события совершенно не укладывались в голове, так что нежить решила её просто напросто отключить.

Мать, и доселе не особо стесняющаяся или сомневающаяся, тоже принялась за дело. Её левая рука приобняла Рысь за талию, а правой она немного грубовато тискала грудь, хотя лично дочку и так всё устраивало. Наконец, ладони вампирши достигли самого главного места, но на том всё остановилось. (Специально для — ) Что делать дальше она просто не знала. Под кожей она ощущала ещё участок кожи с совсем короткой шерстью, а затем что-то горячее и влажное. Как только она коснулась там, хвост матери сделал настоящий кульбит, хлестанув её по бокам, а сама она выгнулась назад. Рукой, которой она раньше ласкала грудь Рыси, Ша'Арни накрыла тыльную сторону ладони дочери и стала делать движения вверх вниз. поняв, что от неё требуется, вампирша продолжила самостоятельно, потихоньку наращивая темп.

Уже не сдерживая утробных стонов и мурчания* (кстати Рысь мурчать не умеет :P), мать прямо-таки сорвала с Рыси одежду, и навалившись телом, заставила перейти из полусидящего положения в лежащее. Они расположились на боку, прижимаясь друг к другу и стараясь ни секунды не разъединить своих губ. То что Ша'Арни выделывала своим языком не поддаётся описанию, он как будто был в нескольких местах сразу. Наигравшись, наконец, с грудью и сосками дочери, она тоже перешла этажом ниже. От новых ощущений вся шерсть Рыси встала дыбом, а с губ сорвался сладостный и протяжный стон. Внезапно, без всякого предупреждения, мать немного отстранилась от лица дочери и блаженно улыбнувшись согнула пару пальцев на руке. Стон перешёл в крик. Делая резкие, рваные движения она продолжала ублажать вампиршу. Когда та немного привыкла к столь резкому обращению, она повторила трюк Ша'Арни, только в отличии от неё, она наоборот решила это сделать в поцелуе. Женщина выгнулась обратной дугой, раздвигая ноги чуть пошире, что бы обеспечить свободу движений.

— Я... я... сейчас... сгорю! — Между стонами и поцелуями выпалила Рысь.

— Всё хорошо, не бойся. — Как и тогда, тихо и уверенно ответила Ша'Арни. И как только ей это удалось, из-за её голоса только что с ближайших деревьев улетела целая стая птиц.

Опять не предупредив, женщина откатилась назад и присела на колени, поворачивая к себе застывшую в недоумении девочку и раздвигая ей ноги. Мать, так же жадно, как доселе вампирша впивалась ей в шею, впилась в ей сокровенное место. В голове Рыси взорвался фейерверк, но потом мелькнула мысль, что такой громкий крик могут услышать и в Школе. Что бы больше так не шуметь, она прикусила палец. Некоторое время вампирша просто лежала, давая матери делать всю работу, но потом решила, что это нечестно и аккуратно отпихнула её голову. Та недоумевающе уставилась на свою партнёршу, но девушка показала жестом что собирается сделать и улыбка снова появилась на лице Ша'Арни. Быстро поставив мать над собой, она стала повторять то же, что та делала своим ртом с ней. Судя по конвульсиям, сотрясающим женщину, у её дочери неплохо получалось.

Через пару минут Рысь сотряс первый в её жизни оргазм, за ней последовала и её мать.

Прейдя в себя и осознав, что они только что совершили, девушки неловко, не глядя друг на друга, принялись одеваться.

— Мам, прости, не знаю, что на меня нашло... — Начала было извиняться вампирша, но Ша'Арни глянула на неё, с искоркой смеха в глазах и приложила палец к губам.

Та понимающе кивнула и молча продолжила натягивать своё платье. Ни единого слова, так же, не было сказано и по дороге назад. Стоило им встретиться взглядами, как Рысь сразу же опускала свои глаза на землю. И только когда ворота Школы открылись и нежить сделала первый шаг за их порог, мать, весело хихикнув, крикнула ей в спину.

— Мне было очень приятно повидаться с тобой, дочка! С нетерпением жду нашей следующей встречи!

Вампирша на одних каблуках обернулась, но створки сошлись с громких стуком. Как расценивать эти слова видимо оставлялось на её усмотрение.

Сглотнув иллюзорный липкий комок в горле и придав своему лицу максимально безразличный вид, Рысь направилась в свою комнату.

К какому выводу она пришла, да и что имела Ша'Арни ввиду так и осталось тайной. Но подобные события больше никогда не повторялись. Рысь старалась всеми возможными способами избегать крови своей матери, а та никогда не настаивала, хотя несколько раз предлагала. А потом случилась осенняя катастрофа и Ша'Арни, вместе со многими из Семьи отправилась туда, откуда не возвращаются.