• Наша группа в -

Контракт. Ритуал. Часть 2

2961 просмотров

Я устало откинулся на спинку стула, а мои длинные серебристые волосы хаотично падали на плечи. Наконец-то всё было готово к ритуалу. Как, всё-таки, хорошо, что существует отдельно от ада параллельное измерение. Тут тихо. Можно расслабиться. А дома одно сплошное напряжение. На мне надеты мои любимые штаны с бляхой в виде змейки, а торс оставался без верха. Ощутив на своей руке что-то скользкое, я улыбнулся. Давно к этому привык, когда мой друг ползёт по ней

— Нес-с-спокойно у тебя на душ-ш-ше?... — успокаивающе зашипел знакомый голос.

— Не смеши меня, Аспид. Ты же знаешь, у меня её нет

Это очень красивый змей с красно-жёлтым окрасом. Он мог быть любых размеров. Но для удобства оставался 2-метровым. Кусается, сволочь. Он не только может укусить, но ещё и откусить... да не только откусить, плеваться ядом он тоже умеет, причём очень метко. То, что его яд вреден для демонов, а для людей — смертелен, я вообще молчу.

— С-с-скажи, а чем тебя она зацепила? — Мой змей прямо смотрел мне в глаза.

— Сам не понимаю. Но я давненько на неё глаз положил... — погладил своего любимца по голове.

— А ч-ч-что на это с-с-скажут твои наложницы? — Как котёнок начал ластиться.

— Именно поэтому ты мне и нужен. Надо за этими двумя проследить. Особенно за Лидией.

— А ес-с-сли, ч-ч-что-то с-с-случится, можно я её укуш-ш-шу, хозяин? — Ехидно прищурил он свои маленькие глазки.

— Я тебя так разбалую, Ас. — Улыбнулся я.

— И ч-ч-что? — Обвился он вокруг моей шеи и стал тереться о щеку, как тогда, когда был совсем маленьким змеем. Очнувшись от воспоминаний, я снова взглянул на своего питомца. Он от чего-то насторожился и замер в ожидании.

— Что с тобой, Аспид?

— Здес-с-сь кто-то ес-с-сть

Аспид зловеще и грозно зашипел, а его жёлтые глаза засверкали.

— Надо же... змеёныш меня раскусил. Привет, Васёк!

Я скривился. Давно я не слышал этого противного голоса и эту дурацкую кличку. В такие моменты я всегда жалею, что меня зовут Василиск. Из тёмного угла появилась знакомая фигура. Хоть, в темноте было сложно что-либо разглядеть, но этого демона, ни с кем никогда не спутаю. Я заскрипел зубами.

— Зачем сюда припёрся, Алагорн? Давно по наглой рептильной роже не получал? Пошёл на фиг.

— Во-первых, я не рептилия, а дракон. Во-вторых, почему так не ласково?

— Ну, ладно «не рептилия». Пошёл, пожалуйста, на фиг неведома зверушка. — Я не сдавался.

— Я, между прочим, с миром и белым флагом. И ты не забыл, что сам рептилия?

— Ну, хорошо. Не соизволите ли вы, милостивый дракон, обрадовать меня своим визитом на фиг, пожалуйста. — Он как обычно приходит, и всё валиться у меня к ангелам.

— Да стой ты! У меня к тебе есть предложение. — Уже немного строже сказал гость.

— А, может, с-с-следует его выс-с-слуш-ш-шать? — Моё домашнее животное начало вмешиваться.

— У тебя три минуты. — Поднял я указательный палец. — Время пошло, хорёк.

— Тут по всему измерению пошёл слушок. Будто бы у тебя будет новая игрушка. — Мерзко пропел он, от чего мне брюхо скрутило.

— Это не твоё драконье дело. — Отрезал я.

— Ну, ты и змея-я-я... — Протянул в ответ он.

— Спасибо за комплемент. — Наигранно улыбнулся.

— Я хочу тебе предложить сделку. Твой предок был великим и сделал то, что не смог никто из твоей родни, а именно — подчинил себе огонь. Давай так: ты мне девчонку, а я тебе меч Огня.

У моей зверушки заблестели глаза:

— А Алагорн дело-то предлагает. С-с-с этим мечом твоя с-с-сила возрас-с-стёт в 10 раз!

— Ой-ёй-ёй. Смотри, Аспид, у тебя сейчас ядовитые слюни потекут! — Саркастично передразниваю своего змея.

— Не будь мангустом, смотри, от чего отказываешься! — Предупредил меня дракон.

— Слышь ты, перепончатокрылый. Я ещё тебе в начале нашей встречи сказал куда идти. И не заставляй меня повторяться. Кстати, твоё время давно истекло. Так, что вали... — Я указал вежливо на дверь.

— Как бы тебе не пришлось об этом пожалеть. — Повелитель драконов сжал кулаки.

— А за угрозу могу крылья оторвать. — Встал я с кресла и начал разминаться, как всегда это делаю перед боем. — Аспид фас!

— Да иду я, иду. До свидания! — Махнув рукой, мой враг исчез в огне.

— Вот видишь, Ас. Даже провожать не пришлось. — Рассмеялся я и снова удобно расположился на своём казенном месте.

— Ш-ш-ш, а когда начнётся ритуал, хозяин? — Животное сползло с меня на стол.

— А что, уже не дождёш-шс-с-ся?... — говорю уже я змеиным голосом. — Я уже с-с-связался телепатичес-с-ски с Лукой. Он должен привес-с-сти её туда, куда нужно, а пока хочеш-ш-шь, поедим? — Мои глаза засверкали ярко-жёлтым светом, а изо рта показался мой раздвоенный язык. Спорим, этот выскочка Алагорн так не сможет?

Говорят, что питомцы и их хозяева очень похожи. И это так. Мы с Асом любим лакомиться одним и тем же. М-м-м, крылья и лапки летучих мышек! Деликотес! Не дело идти голодными. А потом меня ждёт дес-с-серт

***

— Да, вот это я вляпалась! — Я зарылась кончиками пальцев в свои длинные волосы и прошлась по голове подушечками пальцев.

— Не горюй, подруга! Что сделано, то сделано. Не следует плакать над вазой, если она уже разбита. — Нежным голоском прощебетала рыженькая.

— Так она ничего не разбивала. — Не поняла смысла фразы Глория.

— Это метафора. — Закатила глаза Лидия.

— Ой, а мне такой странный сон приснился, — решила я отвлечь их от новой ссоры.

— Что за сон? — Обе девушки приготовились слушать.

— Сама не понимаю, но я с ними училась в одной школе. То есть, они действительно существуют в моей жизни, то есть, существовали, когда я была жива. — Моё настроение тут же испортилось, и я опустила голову.

— Иногда такое бывает. Тебе приснилось твоё прошлое, настоящее или будущее. — Скучающе зевнула Лидия.

— Да, так и есть. Они упоминали парк и меня. Значит, в моём сне я ещё была жива. Так вот из-за кого я умерла?! — Мои пальцы изо всех сил сжали одеяло, которым я укрывалась. — Во всём виноват Дениэль и его вертихвостка! Но, неужели, они настолько хотели моей смерти, что готовы были пойти на всё, чтобы избавиться от меня?! Нет, я в это просто не верю! Я даже не знаю, как это назвать?! Эта сволочь подослал своего дружка, чтобы покончить со мной?! — Я прикусила губу.

У меня было такое странное чувство, которое я раньше не испытывала. Почему я не плачу? Почему не жалею себя? Всё, что во мне осталось это злоба и ненависть

— Это потому что у тебя нет души. — Ответила на мой внутренний вопрос Лидия. — Демоны не чувствуют добро, печали, жалости. Они не умеют сочувствовать. Для нас — это слабость, которую мы показываем перед серьёзными противниками.

— Да. Так оно и есть. Если всё это у нас было б мы все б... — задумалась шатенка.

— Да не дай, Сатана! — Добавила рыжик.

И на этой волнующей фразе распахнулась дверь. Все повернули головы в сторону звука и две девушки, тут же подскочили и кинулись к вошедшему.

— Ой, Лука пришел! — Одна обняла с одной стороны.

— А мы скучали без тебя! — Другая облепила с другой.

— Сейчас... задушите... — еле-еле отозвался незнакомец.

Когда они отцепились от него, я увидела перед собой стройного брюнета с чёрными, как смоль глазами. Он был одет строго всё чёрное: туфли, штаны и рубашка. На руке у него что-то свисало. Опять же — это было черного цвета. И не стоит забывать, что у него так же есть на голове рога.

— Я пришёл, чтобы сообщить, что всё готово к ритуалу. Одевайтесь и я Вас проведу. — Неожиданно вещица, которая была у него на руке, повисла в воздухе и, опустившись возле меня, прилетела на кровать.

— Ну, наконец-то, одежда! — Отвернувшись, я залезла под одеяло и надела на себя, как потом это оказалось, платье из жатки. Оно было на лямках и с глубоким декольте, практически полупрозрачным. Само оно было простеньким. Рюши украшали и декольте и подол  платья. Впереди одеяние было коротким, а позади меня — опускалось до пола.

Когда я встала с кровати и подошла к ним, девушки оценивающе осматривали меня.

— Ну и как? — Стрёмный, конечно, вопрос, но я не знала, как ещё можно было нарушить тишину.

А они вдвоём давай, как отстреливать по порядку друг за дружкой:

— Супер! — Начала первой Лидия.

— Круто! — Сразу после неё Глория.

— Классно!

— Модно!

— Достаточно, девушки. — Спокойным тоном сказал Лука. — Вы не обидитесь, если я её заберу.

Не ожидая их ответа, он отвесил поклон и, взяв меня под руку, пропустил вперёд себя и закрыл двери

— Интересно, долго ещё нам изображать из себя её подружек?! — Не выдержала зеленоглазая и быстрым шагом отошла от двери. Нервничает.

— Смотри, от волнения сейчас начнёшь ногти грызть. — Спокойно проговорила шатенка.

— Знаешь такую поговорку: «третий — лишний?" — Гордо откинула волосы.

— Странно, когда мы занимаемся любовью втроём с Господином Беллом, почему-то это правило на нас не распространяется. Выдержали друг друга. Выдержим и её... — с безразличием на лице плюхнулась на кровать.

— Это совсем другое! — Буйству бестии не было предела.

— И что ты предлагаешь? Знаешь, что с нами сделает хозяин, если мы ей навредим? Я лично даже не хочу знать! Меня и такая жизнь устраивает. — Потянулась и разлеглась на подушке.

— Не-е-ет... четверо — это уже толпа. — Смотрит заворожено в одну точку.

— Уху!!!

Лидия не заметила летящую в неё подушку, и поэтому исход стал вполне плачевным: испорченная причёска и потрёпанный вид. Глядя на свою подругу, виновница засмеялась.

— Ах ты, маленькая сучка! — Ехидно улыбнулась она про себя и решила побить Гло её же оружием. И подушка тут же прилетела шатенке в лицо.

— Му-ха-ха-ха! — Теперь уже злобно смеялась рыжая.

— Значит, война?! — В руке у девушки засверкал огненный шар

***

Какой-то нелюдимый этот Лука. Те девчонки, хоть и демоны, но трещат без умолку. А из этого и лишнего слова не вытянешь

— А куда вы меня ведёте? — Везде, куда не глянь, были высокие каменные стены и свечи.

— Туда, где будет проходить обряд превращения. — Только и сказал он.

— А каким образом будет он проходить? — Я хотела скрасить как-то это «увлекательное» путешествие по тёмным коридорам.

— Скоро узнаешь

Его голос прозвучал так загадочно, даже немного устрашающе. И мне перехотелось с ним говорить. Но в голове возникли новые вопросы, когда мы стали проходить картины с разными иллюстрациями. Но больше всего моё внимание привлекла большая картина с необычной рамкой, на которой были нарисованы змей, похожий на Василиска из легенд, и дракон на фоне скалистых гор и огненных рек, дерущиеся между собой. И мне сразу представился Дамбала. Потому что у него есть повадки змея, да и сам он внешне немного похож. Неужели, тогда есть демон, похожий на дракона?

— Скажите, пожалуйста, а почему на той картины были изображены враждующие между собой змей и дракон?

Черноволосый демон не сразу ответил на мой вопрос.

— Давным-давно, далёкий предок господина Белла враждовал с предком его врага. Это бесконечная война, которая длиться уже много веков, и продолжается, по сей день. Его врага зовут Алагорн. — Равномерным тоном поведал Лука.

— А из-за чего началась война?

— Власть. Все хотят заполучить себе больше территорий, чем кто-либо другой. — Объяснил он.

Оказывается, этот Лука не такой уж и тихоня. Весь наш разговор идёт в тупик, когда речь идёт про ритуал. И всё же интересно, а каков этот Алагорн?

Я заметила, что всё время идущий впереди меня демон внезапно остановился. Теперь перед нами была голая стена. Похоже на тупик. Но, когда он дотронулся рукой до неё, то стена поддалась магическому импульсу и теперь на том месте, где было пусто, я увидела дверь. Похоже, мы на месте. Подойдя к двери, брюнет дёрнул за ручку и она со скрипом открылась. Держа её, чтобы не захлопнулась, он отошёл в сторону и, поклонившись, жестом предложил мне войти. Какой, однако, вежливый. Я так и поступила. Войдя в неё, я оглянулась назад и тут дверь перед моим носом захлопнулась. Лука остался на той стороне. Непонимая прикола, я стала трогать руками стену.

— Ну, наконец-то! — Я подскочила с места, как ошпаренная, хотя голос не был угрожающим, а спокойным и ласковым. — Я уже было заждался тут тебя, умирая от скуки. Кстати, можешь не стараться. Вход не откроется. Для этого нужна магия.

Решив отстать от холодной стенки, я обернулась

***

Она сейчас была похожа на испуганную, загнанную в угол мышку. А мышек я люблю, как и моя зверушка.

— Неужели, ты меня не помнишь? — Казалось, мои глаза блеснули в темноте.

— Такое забудешь. — Её голос немного дрожал, видимо от нервов.

— Подойди поближе, дорогая.

Она неторопливо стала подходить ко мне медленно, шаг за шагом, как-будто ходила по битым стёклам. Казалось, только я немного успокоил её, как Аспид всё испортил. Когда она увидела ползущую по полу змею, тут же громко завизжала от страха и ещё дальше отстранилась от меня, дрожа, как осиновый лист.

— Аспид, как тебе не стыдно. — Цокнул языком и настоятельно пригрозил пальцем.

— Прос-с-стите, хозяин. С-с-старая привычка. — Зашипел он, находясь посередине между мной и ошарашенной от испуга Эмили. Глаза у неё были расширены до максимума, сама она тяжело дышала. Я подумал, что если так и будет продолжаться, то она скоро на потолок полезет

— Оно разговаривает! — Не веря своим глазам, она зажмурила их и забилась в уголке.

— Ты помнишь то, что я тебе говорил? — Сказал я замедленной интонацией, намекнув ему, что пора оставить нас двоих.

— Да, хозяин... — И мой питомец исчез в огне. Я рад, что он у меня очень догадливый.

— Теперь он нам не помеха. Вижу, ты до смерти боишься змей? — Обратился я к девушке.

— Не знаю, даже, как сказать. Они мерзкие и противные!

— Тогда, я научу тебя их любить. — Тут же я хлопнул в ладоши 2 раза, и зажглись остальные свечи. Мне бросилась в глаза Эмили, которая уже отошла от несущей стенки и стала заинтересовано осматривать помещение. Ничего интересного: в комнате не было ничего, кроме стоящего посередине низкого стола, напоминающего алтарь с шёлковой подушкой на нём, накрытого красной тканью. А под алтарём, на полу, была внушительного размера пентаграмма. В дальней стенке красовался вырезанный гигантский змей, который своим телом обвивал перевёрнутый крест. Это мой родовой символ

Тут мой взгляд остановился на девушке. Это платье ей очень шло. Оно было специально подготовлено для такого случая.

— Именно здесь будет проходить обряд перевоплощения? — Она продолжала с увлечением осматривать комнату.

— Да. Для начала тебе надо будет лечь на алтарь. — На моём лице появилась полуулыбка.

— И надо мной будут читаться заклинания? — Она слегка засмеялась.

— Не всё сразу... — моя улыбка стала шире. — Но для начала это, — я щёлкнул пальцами, и на её глазах появилась чёрная повязка.

— Ненавижу жмурки. — Видимо, своими шутками она старалась прогнать страх.

Не обращая внимания на эти слова, я подошёл к ней, бережно взял её за руку и, наклонившись, нежно поцеловал чуть ниже запястья. Она немного дрогнула от такой неожиданности. Оторвавшись губами от её руки, я подхватил Эмили и на своих руках донёс мышку до алтаря, после аккуратно положил девушку на него. Она, прикусив губу, подняла ногу и согнула её в коленку. Я ласково дотронулся и погладил коленку подушечками пальцев, затем нажал на неё, и под небольшим давлением, брюнетка опустила её в исходное положение. Бедняжка Эмили совсем растерялась и заёрзала, когда я лёг на неё сверху.

— Не волнуйся, — погладил я девушку за щёку. — Немного поболит и перестанет. Я буду нежен с-с-с тобой

Я не выдержал и рассмеялся, крепко держа вырывающуюся Эмили. Я так возбуждён, что перестал контролировать свой голос. Неужели, до неё, в конце концов, дошло, что я собираюсь с ней сделать? Не думал, что земные девушки бывают так наивны.

— Так вот в чём заключается обряд! Извращенец, негодяй, змея! — Продолжает сопротивляться мне и махать ногами. Значит, всё-таки, догадалась. Но теперь слишком поздно что-то менять.

— Ну, почему все мои женщины так кричат? Может, тебя успокоить?

Когда я проговорил заклинание две, появившиеся из воздуха небольшие змейки, обвили её стройные ножки. Скользя по ней, они угрожающе зашипели. Почувствовав на своих ногах что-то слизкое, девушка испугалась и сильно закричала, замерев в оцепенении.

— Убери их от меня! — Завопила в панике Эмили.

— Пока нет. Если будешь послушной, я скажу волшебное слово, и они уйдут. Если продолжишь брыкаться, то они укусят тебя.

Осознав свою беспомощность, брюнетка заплакала. Её руки расслаблено опустились на подушку, а слёзы впитались в чёрную ткань. Она полностью была вся напряжена.

— Не могу поверить, что ты соврал мне! — Вторил её тонкий голосок.

— Ч-ч-ч-ч... — Прошептал я ей у самого ушка, чтобы успокоить. — Это не так. Я просто от тебя это утаил. Но я же всё исполняю, что зависит от меня. Я просто не сказал, какими методами буду это делать. — Пройдясь по ушной раковине, я прикусил мочку уха и услышал тихий девичий стон. Когда она поняла, что прокололась, прикусила нижнюю губу.

— Не с-с-стоит себя с-с-сдерживать. Этим ты с-с-себе только вредиш-ш-шь...

Мои зрачки стали вертикальными, а язык длинным и раздвоенным. Я посмотрел на её пухлые губы и поцеловал их, как тогда при нашей первой встрече. Потом плавно перешёл на шею, пытаясь хоть немного успокоить девушку.

— Ты не плакала, когда я впервые поцеловал тебя. — Продолжал обсыпать нежную кожу поцелуями.

— Я вас боюсь... — причитает вслух.

— Поэтому ты и плачешь. Только перед демонами или своим хозяином мы можем показать свои слабости, но не перед людьми. Когда демон чует опасность или соперника, гораздо сильнее его, он, сам того не подозревая, начинает нервничать и бояться за свою шкуру. Реакция может быть разной. Но, понимаешь, мы так же можем играть со своими чувствами: плакать или сопереживать. Это как актёрская игра. Стоит этому только научиться. И человек уже начинает нам по-настоящему верить. Это тебе первый урок... — На последних словах целую ключицу и глажу живот. Мышка расслаблено выдохнула. Мне уже начинает нравиться эта игра. Но в процессе таких игр я теряю контроль над собой и терпение. Потеряв остатки совести, разорвал на ней это платье, практически полностью оголив перед своими, и без того, бесстыжими глазами.

Хоть глаза у мышки и завязаны, но она всё прекрасно слышала и ощущала. Отвернув голову в сторону, она покраснела, но не закрылась от меня руками, что очень меня удивило.

— Ты у нас, оказывается, не из стеснительных. — Растягивая слоги, любуюсь этими прекрасными формами. Всё, как я и предполагал: изящная ключица, упругие небольшие груди и осиная талия. Хулиганя, я по-хозяйски прошёлся рукой по прекрасному телу, касаясь шеи, ложбинки между грудями и живота. Остановившись чуть ниже живота, перебираю пальцами, задевая тоненькую ткань трусиков. Девушка немедленно, среагировав, попыталась закрыть от меня своё нагое тело, но я сразу успел перехватить её руки, схватив за запястья. А змейки, обвившие её ножки, угрожающе зашипели.

— Ой, ну надо же, оказывается ты у нас с-с-скромница. Ну, ничего...

Секунда и раздался звук рвущейся ткани, а после него и женский крик. Эмили тяжело задышала.

— Что ты так? Я только начал. Если будешь так волноваться, то будет больно... — погладив её по бокам, я остановился на бёдрах и сжал их. Очередной возбуждённый стон вырвался из губ рабыни.

— М-м-м, какой голосок. Хочу ещё его ус-с-слышать... — и подушечками пальцев прошёлся внизу живота, опускаясь ещё ниже, наслаждаясь гладкой кожей, и дотронулся слегка до клитора. И снова этот дурманящий сознание стон. Как же он меня сводит с ума!

Не в силах больше себя сдерживать, я стал растягивать узенькую дырочку пальцем. Девушка прогнулась подо мной и закричала. Ой, должно быть больно...

— Тише, тише, мышка. — Припал губами к груди брюнетки.

— М-м-м... — сладостно замычала, когда я языком стал шалить с розовыми сосками. Я жадно прикусывал их, оттягивал, покрывал поцелуями чудесные холмики. С блаженством мял их рукой, упиваясь мягкостью её грудей. А тем временем пальцы моей другой руки всё интенсивнее расширяли влажные стенки. Наткнувшись на долгожданную преграду, высунул оросившиеся пальцы и жадно облизнул их.

— Ой, ну надо же. Там у тебя всё мокро. — Щёлкнул пальцами и шипящие создания исчезли. А то они мне будут мешать.

— Не надо говорить такое! — Умоляюще проговорила она.

— Почему? — Обиженно произнёс я в ответ и погладил по упругим бёдрам, покрывая поцелуями внутреннюю часть. — Советую тебе сейчас расслабиться или будет неприятно.

Расстёгивая на своих штанах ремень, я постепенно стал освобождаться от тесных штанов и нижнего белья. Когда с одеждой было покончено, одним резким движением руки, сбросил их на пол.

Эмили учащённо стала дышать, и нервно сглотнула.

— Пожалуйста, будьте со мной нежным. — Попросила она меня тихо-тихо.

— Как я могу отказать леди? — Усмехнувшись, я устроился поудобнее между её ножек и сжал пальцами пышные бёдра. Брюнетка вскрикнула от возбуждения. Ох, зря она так. После того как я потёрся головкой своей возбуждённой плоти о девичью промежность, начал медленно и настойчиво входить в неё. Эмили затаила дыхание, и, сдерживая в себе боль, кусала палец руки. Удерживая обеими руками за талию, я зафиксировал её и продолжал насаживать на себя, аккуратно двигаясь в ней, чтобы она могла привыкнуть к новым ощущениям. Брюнетка всё время ёрзала ногами и царапала мои плечи и спину. Постепенно, проталкиваясь всё глубже и глубже, я наслаждался, как стенки её влагалища плотно обхватывали мой член. И вот, самый прекрасный момент, когда одним резким рывком я забираю невинность, порвав преграду боли. Вся комната наполнилась женским криком вместе с моим победным стоном. Плача, Эмили терпела ту жгучую боль, которую я ей приносил. Сжимая в руках гладкие груди, я размеренно двигался в ней. Не трудно было догадаться, что вся спина была расцарапана ногтями рабыни. Но меня это ничуть не волновало. Девушка подо мной не переставала кричать, моля прекратить её мучения. И кого это бы остановило? Только не меня. Крики и мольбы только ещё сильнее заводят таких как я. И чтобы я не делал, мне всегда и всё мало. Остановившись немного, я закинул ноги девушки себе на плечи и только увеличил темп. Эмили вскрикнула, но спустя пару минут она уже слабо стонала. Рывок... и я слегка ударяю по её упругой попе. Ещё рывок... и волна удовольствия полностью накрыла меня. Излившись внутри неё, я поддался порыву и произношу заклинание, слова которого понятные лишь мне и, обнажив острые, как бритва клыки, кусаю брюнетку за шею, впрыскивая свой яд. Обвив руками мою шею, мышка широко раскрыла рот и замерла. (Специально для — ) Оторвавшись от шеи, я облизнулся и слез с неё, вытирая свои губы и подбородок от крови. Когда я оделся, подошёл к Эмили, присел рядом с ней на корточки и поднял её правую руку. Отпустив её в воздухе, она безжизненно плюхнулась туда, где и лежала...

— Мда уж. Как и всегда. Хочется поговорить после секса, а не с кем. — Щёлнул пальцами и повязка с её глаз исчезла. — Интересно, а Аспид справился с заданием. Может, пойдём вместе, проверим? — Обратился я к Эми, вовсе не рассчитывая на то, что она ответит мне.

Накрыв нагое тело девушки тканью, я взяв её на руки и прочитал заклинание, после чего исчез вместе с ней в огне...

***

Заклинание перемещения подействовало. Я очутился в своей комнате, где меня ждал мой питомец, вместе с Лукой.

— Ритуал прош-ш-шёл ус-с-спеш-ш-шно, мой хозяин? — Спросил он, приближаясь ко мне.

— Да. А разве могло бы быть иначе? — Спокойным тоном ответил я, глядя на милое создание, которое я держал в своих руках. — Вижу, вы тоже не оплошали. Молодцы. — Похвалил я своих слуг, переступая через тела Глории и Лидии, которые лежали на полу.

— Скажите мне, мой господин. Почему вы решили избавиться от своих наложниц? — Поинтересовался Лука.

— Если бы я не убрал их, то они бы убили Эмили. Ревность — страшная штука. И всё равно они перестали меня удовлетворять. — Просветив их, положил бездыханное тело своей будущей любовницы на кровать.

— Мы сделали всё, как вы просили. Дело осталось за вами. — Напомнил мне Лука и поклонился.

Лениво потянувшись, я выставил вперёд руку и закрыл глаза. После того, как произнёс вслух заклинание, открыл глаза и размял шею и плечи. Теперь они никогда больше не проснутся.

— Избавьтесь от них. Прибери-ка здесь. И ещё принеси мне бокал крови дракона — Посмотрел на довольную морду своего зверёныша. — Ну, и мышей для Аспида.

— Будет сделано, мой господин. — И, отвесив поклон, ушёл из комнаты.

Когда Аспид подполз ко мне, я присел на одно колено, ложа на пол руку. Змей обвился вокруг моей руки, и я погладил его по голове. После того, как я встал на ноги, приблизился к кровати, где лежала моя мышка. Ложась рядом, я заботливо убрал пару прядей с лица и, наклонившись к уху, прошептал:

— Отныне, мы всегда будет вместе, моя Эмили. И никто нас не разлучит...