• Наша группа в -

Кузены. Часть 9

3283 просмотров

Туман. Такой густой, что не было видно собственного тела. Какие-то вспышки света, отдельные голоса и отголоски, звуки фанфар, ржание коней... Иногда рядом раздавались чьи-то шаги. Странное чувство, словно тела не было... И вдруг это все начало отдаляться и Алина открыла глаза.

Изображение было размытым, но затем начало приобретать очертания. Она была в своей комнате. Над ней склонились отец, Эрик и голубоглазая эльфийка, которую она не знала. Они смотрели на нее взволнованно, и затем с огромным успокоением.

Алина попыталась что-то спросить, но у нее не было сил. Она закрыла глаза и провалилась в глубокий сон.

Троица с минуту взволнованно смотрела на нее, бледную с глубокими тенями под глазами, пока не убедилась, что девушка дышит.

Прошлые два дня прошли в приготовлениях к реанимации. Луна кружилась, как пчела, изготавливая различные зелья и кремы, но в день, когда Эрик снял с сестры заклинание, все сильно нервничали, боясь, что она умерла. Однако Алину удалось вернуть к жизни. Эльфийка, ощущающая нежить, выдохнула с облегчением, когда увидела, что Алина нежитью не стала.

Девушка спала беспробудно сутки, а затем к ней начали возвращаться силы. Благодаря мастерскому лекарству Луны, она быстро шла на поправку. Рана на плече быстро затягивалась, и так же быстро возвращались силы. Уже на третий день она была способна подняться с кровати, удерживаемая отцом и двоюродным братом.

Однако она все еще была слаба, чтобы долго ходить, и Луна проводила с ней много времени. В основном они просто сидели рядом и читали, иногда перебрасываясь парой-другой фраз или же с воодушевлением обсуждали книги. Алина не помнила, что произошло, и все старались ей об этом не напоминать.

Но однажды до нее не донеслись обрывки разговора между отцом и Эриком об орках, когда они шли в ее комнату по коридору. Алина уставилась в книгу невидящим взглядом, вмиг вспомнив, что с ней произошло.

— У меня добрые новости, госпожа Луна, — сказал Вилхелм, войдя в комнату. — Ваш отец прибудет сюда через неделю. Нам надо обсудить некоторые детали его приветствия.

Луна улыбнулась и вышла, оставив свою книгу.

Эрик посмотрел на кузину:

— Ты в порядке, сестренка?

Алина коротко кивнула, не отрывая взгляда от книги. Эрик обеспокоенно подошел и положил ладонь ей на плечо. Алина дернула плечом, скидывая руку.

— Да, братец, я в полном порядке, — сказала она неестественно дружелюбным голосом и подняла на него глаза. Глаза были такими пустыми, что он отшатнулся, увидев эту странную метаморфозу. — Можно мне побыть наедине с книгой?

— Ты правда в порядке?

— Да, я в полном порядке, — мягко отозвалась Алина. — Просто книга захватывающая... Не терпится узнать, что будет дальше... Если ты не против.

— Конечно, — ответил маг, с сомнением глядя на нее. — Береги себя.

Он вышел. Луна шла по коридору к нему навстречу. Увидев его, она доброжелательно улыбнулась и поспешила поделиться, что ее папа приезжает через неделю.

— Это отличные новости, — согласился Эрик. Луна тихонько взвизгнула от радости и обняла его, но в тот же миг, смутившись своей наглости, отпрянула. — Мои поздравления

— Благодарю, сэр, — кротко произнесла Луна.

Эрик подошел к ней ближе и понизив голос, произнес:

— Алина немного не в себе

— Я посмотрю, что смогу с этим сделать, — пообещала Луна. Последовали легкие поклоны, и они разошлись.

Эльфийка прошла к своему креслу и села. И стала наблюдать. Алина сидела, не шевелясь, и просто смотрела в книгу.

— Алина, вы в порядке?

Девушка не ответила. Луна увидела, что на страницы книги капают слезы.

— Алина, что-то случилось. Скажите мне, почему вы плачете? — спросила она, подойдя к подруге.

Алина повернулась и взяла Луну за руку, умоляюще посмотрев на нее:

— Пожалуйста, скажи, что никто не знает о том... что произошло в пещере

Все стало понятно. Она вспомнила. Стараясь сохранить спокойствие, эльфийка покачала головой:

— Об этом знаю только я

— Они не поймали орков?..

— Поймали

На лице девушки появилось выражение беспокойства и страха:

— Они расскажут... как я буду жить, зная, что другие знают о моем унижении

Луна закусила нижнюю губу и смотрела с минуту в пол. Затем подняла глаза и тихо прошептала, чтобы никто посторонний случайно не услышал:

— Вам не надо об этом беспокоиться... Их поймали. И я замутнила им память... Они не помнят ни о вас... ни обо мне

На лице Алины появилось выражение невероятного облегчения, словно гора упала с плеч. Она заплакала, улыбаясь, и обняла Луну:

— Спасибо за это... Ты настоящий друг.

Луна приобняла девушку в ответ.

— Об этом никто не узнает, если вы того не пожелаете, — пообещала она.

Пару дней спустя Алина окрепла настолько, что могла вставать с кровати и ходить. Лекарства и исцеляющая магия помогали ей быстро заживить раны, у нее восстановился здоровый цвет лица, и на щеках заиграл живой румянец. Но хотя ее физическое здоровье входило в колею, ее душевное состояние очень беспокоило близких.

Девушка сидела у окна и безжизненным взглядом смотрела в никуда. Несколько раз Луна заставала ее, прикладывающую нож к запястью и отрешенно рассматривающую его. Когда на Алину надавили, сказав, что ей необходима помощь, она лишь отмахнулась, и объяснила, что просто не высыпается.

Девушка избегала общения со всеми, даже с Луной.

Глядя на нее, Эрик тоже ходил сам не свой. Он пытался поговорить с кузиной, но она лишь отмахивалась от него, и беспечно говорила, что все в порядке, и его вины ни в чем нет. Однако когда он пытался подойти к ней ближе, чем на расстояние вытянутой руки, она всегда находила вежливый предлог держать дистанцию.

На наводящие вопросы отца и кузена, если она вдруг вспомнила что-то, девушка отвечала недоуменным взглядом. Алина понимала, что они догадываются, что она может помнить об орках, и поэтому, чтобы оградить себя от ненужного внимания, она стала вести себя более жизнерадостно. Но Луна прекрасно понимала, что может переживать эта девушка.

За день до приезда ее отца, светлейшего князя Добромира, она пришла к двери ее спальни и постучала. Алина сидела в кресле, подобрав под себя ноги, и читала книгу.

— Войдите, — сказала она, не отрываясь от чтения.

— Это я, — представилась Луна, заходя внутрь. — Как ваши дела?

Алина отложила книгу.

— Нормально.

— Вы ведь понимаете, что Эрик и отец не дураки, и прекрасно осознают, почему вы такая подавленная.

— Они не знают этого наверняка... — Алина захлопнула книгу. — Что мне делать? Я не могу так больше жить! Эти воспоминания убивают меня... Иногда мне кажется, что лучше бы я умерла.

— Не говорите так, прошу вас... Вы не представляете, как они вас любят.

— Любят, — со злой усмешкой повторила девушка. — Отец любит. А Эрик

— Конечно он вас любит, — возмущенно возразила Луна. — Он не находил себе места... И до сих пор во всем винит себя... Если на то пошло, то вы должны меня винить во всем, ведь это я оказалась в неподходящем месте в неподходящее время... Если бы все можно было вернуть назад, я бы ни за что не сбежала... и вы были бы в порядке

Алина грустно хмыкнула.

— Я не жалею о твоем спасении... Но и если бы мы не встретили тебя, он все равно разбил мое сердце.

Алина набралась отчаянной решимости и без утайки поведала эльфийке об отношениях с Эриком, и о том, что была влюблена в него сколько она себя помнила. Под конец истории Луна сидела и отчаянно боролась с желанием расплакаться.

— Я вас так хорошо понимаю, — сказала она, вспомнив свою личную историю неразделенной любви к одному прекрасному воину. — Но кто никогда не падал, никогда не поднимался

— А я не хочу помнить о своем падении, — резко ответила Алина, но тут же сменила тон: — Прости... Это глупо, да?... Ведь столько людей проходят  через подобное

Луна коротко кивнула. Она смотрела в глаза Алины и видела в них столько смятения и боли, что они вытесняли из нее все другие эмоции.

— Луна... а могла бы ты изменить мне воспоминания о той ночи, как это сделала оркам? И об Эрике

— Да... но

— Тогда сделай это, пожалуйста, — попросила девушка. — Та ночь меня так и не отпускает... словно я застряла там навсегда

— Разумеется

Луна вышла из комнаты куда-то, но вскоре вернулась, держа в ладони два куриных яйца. Она подошла к Алине:

— Вы уверены в своем решении?

— Абсолютно

— Но ведь ничего плохого в том, чтобы сохранить воспоминания об Эрике

Алина вздохнула:

— Так лучше для нас обоих.

— Хорошо, это ваше решение... Для начала я избавлю вас от воспоминаний об орках, хорошо?

Алина согласно кивнула. Луна положила одно яйцо на стол, а другое зажала между ладоней. Затем начала нашептывать заклинание на древнеэльфийском языке. Желток внутри яйца начал ярко сиять, словно это была лампочка.

— Закройте глаза, Алина.

Девушка закрыла глаза и Луна прикоснулась к ее лбу.

— Думайте об орках, о том, что случилось в пещере... Не сдерживайте ни одной негативной эмоции, вспоминайте все до малейших деталей

Алина молча сконцентрировалась на воспоминании. Вдруг тьма начала поглощать свет, растекаясь внутри черной кляксой, пока не заполнила все яйцо. Алина открыла глаза. Луна убрала черное яйцо от ее лба и с волнением заглянула в глаза:

— Скажите, Алина, что произошло в пещере?

Девушка посмотрела на потолок, словно искала там ответ:

— Эээ... Я превратилась в дракона и прогнала орков... они испугались и убежали... Правда, я парочку покусала... Но я была не совсем собой

— Вас это беспокоит?

— Мне жалко орков, но ничего более... Незачем было меня пугать.

— Как они вас испугали?

— Они страшные... и у них огромные... руки... вот... и страшные клыки... Один из них пытался меня лапать... А вообще, — она подвинулась к Алине и заговорщически прошептала: — А вообще, если честно, у них обалденные фигуры... Такие сильные... Я иногда представляла Эрика орком для придания пикантности... Правда, ему не говорила... Вдруг ему было бы неприятно

Луна ликующе заулыбалась. Магия сработала идеально.

— А что заставило вас конкретно превратиться в дракона?

Алина силилась вспомнить.

— Они... — вдруг ее глаза чуть потускнели. — Один из орков... похоже он приревновал тебя... когда ты... ты села рядом с Эриком, чтобы проверить, в порядке ли он... И орк как-то страшно заорал и замахнулся, и это так сильно испугало меня, что и случилась мое превращение

Луна облегченно выдохнула.

— Ну, я пойду, — произнесла она. — Вы будете в полном порядке.

— Луна, можно тебя попросить об одолжении... Ты говорила, что можешь исказить память... — девушка не помнила, что ее воспоминания об орках только что были изменены. — И я бы хотела, чтобы мои воспоминания о нас с Эриком были чуть-чуть изменены... На нечто более платоническое

Луна устало вздохнула и с улыбкой посмотрела на Алину:

— Не надо... Я не хочу стирать светлые воспоминания... Зачем?..

Алина пожала плечами:

— Я не знаю почему, но воспоминания о нас причиняют мне много боли... Хоть там и есть светлое... Но все же... Без них я буду счастливее... И он тоже

— Я не соглашусь, подружка, — возразила Луна. — Любые отношения, построенные на любви, всегда учат чему-то хорошему... Поговорите с ним, прежде чем кидаться на такой отчаянный шаг... Это вам не пещера с ор... — девушка осеклась. Но Алина недоуменно уставилась на нее:

— Там ничего особенного не случилось в пещере, какой смысл о ней беспокоиться?

— Конечно, — с улыбкой согласилась Луна.

— За исключением, что меня там орк какой-то попытался отравить... Но благодаря тебе, я жива

— Вообще-то это благодаря Эрику. Он придумал заморозить время и подкинул мне идею об изготовлении противоядия. Именно благодаря ему яд в теле ослаб и я была способна изготовить противоядие... По сути он нашел способ спасения от яда мантикоры... О, Алина, не совершайте глупости, стирая память об отношениях с героем. Нет ни одной пары в мире, которая ни прошла бы через сложный период в отношениях

— Но они не брат и сестра.

— Ох, вы, люди! — воскликнула Луна. — Если дитя не родится, зачем беспокоиться?!

Алина смотрела в пол и пожала плечами:

— А вдруг родится... Ты куда более подходящая кандидатура, чем я... — девушка подняла глаза и ласково посмотрела на эльфийку. — Я же вижу, как ты замираешь, когда он рядом... Не упускай свой шанс... И между нами, он классно трахается

Луна сильно покраснела от подобной откровенности.

— Я что-то устала... Давайте завтра поговорим... Спокойной ночи, Луна.

— Спокойной ночи, — смиренно попрощалась эльфа и покинула комнату.

Она решительно направилась в спальню Эрика.

— Эрик, откройте, — настойчиво стучала она. — Пожалуйста, скорее, мне не терпится с вами поговорить.

Дверь отворилась, и Луна быстро вошла. Эрик стоял голый по пояс в одних штанах. Он недоуменно смотрел на нее.

— Я пришла сюда с одной целью. Хватит уже играть по правилам, которые не подходят вам. Ну и что, что вы родственники?... Подумаешь... Инцест случается повсюду, что с того? Наслаждайтесь друг другом!

Эрик ошеломленно смотрел на нее:

— Что?!

— Простите, сэр, но хватит вам мучить Алину. Она в депрессии из-за вашего решения порвать с ней... Зачем вы так жестоко с ней поступаете?

— Потому что я лучше знаю, что есть меньшая из двух зол, княжна, — холодно ответил маг.

— Откуда? Кто может знать будущее наперед? И хватит этих манер, Эрик. Они не к месту.

— Я пробыл в Ирии много лет. Видел наше самое вероятное будущее в Источнике.

Аргумент был весомым. Но Луна не хотела сдаваться. Она искренне желала счастья им обоим.

— Я правда не понимаю... Что такого страшного может случиться, — тихо произнесла она. — Но я вам верю... Я могу вам обоим помочь... но хочу знать, стоит ли помогать

Эрик понимал, что Луна хочет. Он подвел ее к магическому шару. Внутри замерцал свет и Луна внимательно всмотрелась в него.

Она увидела кузенов вместе. Их отношения были отвергнуты кланом и их изгнали. Вилхелм не мог пойти против правил клана, но подарил детям денег, чтобы облегчить их жизнь. Они купили дом в Эйсир и Эрик устроился магом-охранником города.

Больше они никогда не видели Вилхелма.

У Алины и Эрика родился сын. Она умерла в родах. Эрик женился еще раз, надеясь, что у его ребенка будет достойная мать. Но та женщина не могла полюбить чужого ребенка как своего, и хотя она не относилась к нему плохо, но ему не доставало материнского тепла. Он всегда ревновал, что у его брата была мать, а у него не было.

Мальчик вырос и узнал о своем происхождении. В его сердце поселилась обида, со временем переросшая в гнев. Обладая мощными способностями к магии, он, чтобы отомстить клану за свою судьбу, устроился слугой в клан Тьмы, древний вражеский клан. Со временем он добился уважения, стал некромантом. Развязал войну с Белыми Драконами, и убил родного деда.

Война между кланами быстро захлестнула сначала отдельные княжества, а потом и все царство. Он стал главой клана Тьмы и убил отца.

А потом его убили. Свои же некроманты, побоявшись его силы. Линия Эрика и Алины оборвалась.

Через несколько поколений клан Белого Дракона раскололся и перестал существовать.

Изображение в шаре померкло. Луна отошла, часто замигав. Она и не представляла себе настолько плохого исхода событий.

— Так что, нам не суждено счастливого будущего, — заключил Эрик.

— Я могу быть с ней рядом и спасти ее жизнь, — слабо возразила Луна. — Вы герои, спасшие княжну, мой отец выделит вам земли и слуг. И это будет совершенно другая жизнь.

Эрик покачал головой.

— Нашему сыну суждено будет принести много несчастий в этот мир. Незачем рисковать жизнями народов ради нас... Ты понимаешь?

— Да... — Луна присела на край кровати. Она набрала в грудь воздух: — Хотите ли вы, сэр, чтобы Алина забыла о вас как о любовнике?... Я владею древним секретом...

Взгляд Эрика замер. Он молча смотрел в пол, решая, что ответить.

— Я могу и вам это сделать... Только нужно ваше согласие.

— Меня не надо, — тут же ответил он. — Жизнь состоит из взлетов и падений. Я это понимаю, и принимаю. Алина тоже это со временем сможет понять... Однако, если она хочет забыть о нас, я не стану возражать...

Луна согласно кивнула.

— Я тоже не хочу, чтобы она забыла вас как любовника... Но она меня очень просит... Я думаю, что я могу оставить о вас с ней... Что бы вы хотели?

Эрик пожал плечами, мол, что угодно. Повисло неловкое молчание. Луна старательно решала, как все исправить, а Эрик просто молчал. Он бесцеремонно лег на кровать, словно в его комнате не находилась благородная княжна, и заправил руки за голову.

Луна смутилась, и украдкой кинула на него взгляд, после чего встала:

— Я, полагаю, сэр устал так сильно, что уже не может стоять на ногах... Поэтому я пойду.

Эрик быстро поднялся:

— Я думал, мы договорились о том, чтобы не обременять друг друга ненужными манерами, — пристыженно сказал он. — Мои извинения.

— Точно, — Луна смутилась еще сильнее, и, желая найти выход из ситуации, беспечно плюхнулась на кровать. — Я просто пошутила... И за все те блага, которые сэр Эрик сделал для меня, я награждаю его правом лежать в моем присутствии, когда он того пожелает.

— Хорошо, княжна, — сказал Эрик и лег рядом. И опять тишина. Пламя свечи вздрагивало, и тени от мебели плясали. За окном слышался мерный стук дождя.

Луна перевернулась на бок и уставилась на мага. Он повернул свою голову к ней и встретился с парой сияющих от счастья голубых глаз. Он вопросительно поднял брови. Луна улыбнулась и зажмурилась от удовольствия.

Она не смогла скрыть свои чувства. Для нее не было выше блаженства, чем лежать рядом со своим спасителем.

— Вы не представляете, Эрик, какое это чувство — лежать рядом с прекрасным мужчиной, который так самоотверженно спас меня...

Эрик лишь слегка улыбнулся. Луна взяла его за руку и поцеловала ее.

— Я никогда не найду слов, чтобы отблагодарить вас...

— Не стоит благодарности, — нарочито скромно ответил маг.

— Правда, сэр. Мой отец наградит вас высоким титулом... Вы заслуживаете не только титул боевого мага... Может, графа... Или даже ландграфа?... Герцога?... Будь на то моя воля, я бы вас даже сделала самим цесарем.

Эрик с улыбкой слушал ее восторженную болтовню, и его рука сама прикоснулась к ее мягким волосам. Луна замолчала и уставилась на него широко распахнутыми глазами. Эрик провел пальцем по щеке и подбородку, повторяя контур ее лица. Его рука скользнула по шее и остановилась в ложбинке ключицы. Эльфийка закрыла глаза от удовольствия.

Рука Эрика начала спускаться ниже, поверх платья, он провел по соску, и сладкая дрожь бисером рассыпалась по телу девушки. Остановившись на талии, он притянул ее к себе и хотел поцеловать.

Но, как это часто бывает с юными девушками, на нее нахлынули горы сомнений и страхов, и она отстранилась, и села.

— Что-то не так? — спросил он, приподнявшись.

— Сэр, я помолвлена... И... — она всхлипнула. У нее не поворачивался язык, чтобы рассказать про орков.

— Понимаю, — отрешенно ответил маг.

— Нет, не понимаете... Здесь есть что-то еще... И я не смею рассказать об этом...

Эрик понимающе кивнул:

— Тогда не надо.

— Надо, сэр, — возразила Луна. Эрик подавил едва ни возникшую снисходительную улыбку. — Он сын главы клана Тьмы...

— Да, это новости... — озадаченно согласился он.

— Но и это не все... — Луна набралась храбрости. — Меня обесчестил орк... — и она начала горько плакать. Все сказано. Сейчас он вежливо даст ей знать, чтобы она убиралась отсюда, и никогда не прикасалась к нему.

Но Эрик сидел и в шоке смотрел на нее, чувствуя беспомощную жалость. Неужели эта жизнерадостная болтушка носила в себе такой тяжелый груз все это время?! Не зная, что предпринять, он положил руку на вздрагивающее от рыданий плечо, но девушка дернула им, стряхивая руку.

— Пожалуйста, не трогайте меня, я грязная...

— Зачем ты говоришь эти глупости, — возмутился Эрик. — Ты Луна, самая сильная духом эльфийка, которую я знаю.

Девушка перестала плакать и посмотрела на Эрика:

— Правда?

— Конечно, глупенькая...

— Но я знаю как у вас, людей, ценится девственность...

— Луна, успокойся. Ты эльф.

— Но я сама себе противна! Что мне теперь делать?!

— Существует обряд очищения... Но, правда, не надо об этом.

Луна перестала на мгновение дышать. Словно утопающий, хватающийся за соломинку, она вцепилась в брошенную фразу:

— Что это за обряд? Проведите его!

— Ты мне сначала скажи, если тот орк есть среди заключенных под стражу...

— Не беспокойтесь об этом, сэр... — Луна вытерла слезы и шмыгнула носом. Эрик протянул ей свой носовой платок. — Тот орк получил сполна... И уже не беспокоит меня... он уже не... существует... Я больше боюсь, что вы обо мне подумаете и как отнесетесь... Давайте проведем обряд...

Эрик решил не возражать и вытянул вперед руку. В воздухе появился небольшой деревянный молот, который он тут же взял. Эрик велел Луне сесть, положил молот ей на колени и возвел руки и глаза к потолку. Затем что-то быстро произнес, и замер на минуту с закрытыми глазами. Луна увидела, что молот на мгновение замерцал золотым, а затем сделался опять деревянным. Эрик открыл глаза.

— Каковы ощущения? — поинтересовался он.

Луна улыбнулась. Огромная гора упала с ее плеч.

— Оно подействовало?

— Конечно.

— Я не чувствую разницы.

— А как же давящее чувство? — осведомился Эрик.

— Исчезло, — Луна улыбалась. — Но я не хочу, чтобы меня невинной получил некромант. Не поймите меня неправильно, но... — не договорив, она прильнула к его губам. — Я люблю Эрика...

Эти слова возымели эффект бомбы. Эрик сгреб ее в охапку и повалил на кровать. Последовала яростная шутливая борьба со сниманием одежды, чередующаяся с жаркими поцелуями и взаимными облапываниями, сменяющаяся катаньями по кровати в объятьях друг друга. В какой-то миг Луна оказалась сверху на своем желанном принце и крепко поцеловала его. Эрик просунул язык ей в рот, и последовала короткая драка языков. Одновременно руки Эрика блуждали по девушке и пальцы то и дело скользили внутрь вожделенного лона.

Девушка, закусив нижнюю губу, посмотрела на Эрика, а затем грациозно скользнула вниз к его паху. Она жадно смотрела на его вздымающееся копье, и желал узнать, каково оно на вкус.

— Я никогда не делала этого, — сказала она извиняющимся тоном. — Вы должны меня научить, как доставлять вам удовольствие.

Луна была прилежной ученицей. () Она засасывала его достоинство словно вакуумом, щекотала и обвивала языком, забиралась им под крайнюю плоть, умудрялась заглотить практически всю длину, и Эрик был близок к финалу, но вдруг он схватил ее в охапку, положил на кровать и теперь уже он выписывал языком блаженство на ее лепестках.

Эльфийка извивалась и стонала, чувствуя себя цветком, в углублении которого бесцеремонно хозяйничала пчела, собирая нектар.

Она уже не могла сдерживаться, ей становилось мало прелюдий, и она прямо попросила прекратить эту сладкую пытку и взять ее.

Эрик внял ее мольбам, и его плоть погрузилась в ее сладкое лоно. Стоило ему это сделать, и девушку пронзил сильнейший оргазм, от осознания, что наконец случилось то, чего она так желала.

Последними силами контролируя себя, она схватила подушку, и положила себе на лицо, чтобы вволю накричаться. Однако Эрик убрал подушку с лица, и нанес заклинание Звуконепроницаемости, чтобы видеть ее лицо, и слышать ее голос.

Девушка обхватила его ногами, и отдалась нирване без остатка, в голос ее выражая.

Окончательный аккорд — Эрик задвигался быстро и грубо, тяжело дыша, и Луна со сладким стоном приняла его семя.

Потные и уставшие, но счастливые, они отстранились друг от друга.

— Это было невероятно, сказочно... я словно попала в земли благодати... — прошептала Луна, обнимая его. — Эрик... вы лучший...

Эрик лишь устало улыбнулся и поцеловал ее. Крепко обняв эльфийку, он заснул.

Луна лежала, с улыбкой глядя в темноту, и вскоре тоже закрыла глаза... Его мерное дыхание и сердцебиение были для нее самой лучшей музыкой, которую она была готова слушать вечность...