• Наша группа в -

Ох, уж эти сказки! Ох, уж эти сказочники!

2528 просмотров
В одном из проектных институтов заключили контракт с крупной фирмой. Намечался большой объём работ и для его выполнения потребовалось отправить большую часть отдела в командировку. Выбрали самых грамотных и ответственных девушек и с ними поехал начальник отдела. Это был импозантный спортивного телосложения мужчина с приятным голосом. Днём командировочные отработали у клиента, а на ночь их разместили в местной небольшой и уютной гостинице.

ВЕЧЕР 1

Вечером все собрались на чай в холле. Когда все разговоры о тряпках, моде и погоде закончился, девушки решили рассказывать небылицы. Дело было увлекательным и забавным, но рассказчицу быстро прерывали, угадав в небылице сюжет фильма или книги. Девушки веселились от души. В общем, рассказы не склыдывались. Тогда девушки пристали к начальнику, чтобы он принял участие в их забаве. Он отложил в сторону журнал, который рассеянно листал всё это время, пересел из своего кресла на диванчик к девушкам и начал повествование своим бархатистым голосом:

— Ну слушайте, история произошла в начале 80-х годов, тогда ещё друзья начали называть меня на иностранный манер Джорджем.
Дело было летом. Нас отправили от школы в подшефный колхоз помочь со сбором урожая. Мне было тогда лет 18. Ветер в голове не просто свистел, а пел пастушьи песни. Днём нас на автобусах отвозили в поля на сбор овощей, а вечером забирали с поля и отвозили в наш лагерь.

Обедали мы прямо в поле. Приезжала повариха с роскошной фигурой на «пирожке» и разливала по металлическим мискам наваристый борщ. Потом в ту же тарелку клали котлету. Компот наливали в эмалированные кружки. О своих фантазиях по поводу той поварихи я лучше промолчу... Рядом с полями был колхозный сад, куда мы периодически ныряли с пацанами и тырили яблоки.
И вот в один из дней... Пора уже было ехать с поля обратно в лагерь. Девчонки уселись в автобус, парни курили рядом с автобусом, а водителя всё не было. Шло время. Девчонки начали ныть, что устали и хотят уже ехать. В общем, я рискнул и сел за руль автобуса. Водил я в ту пору легковушку уже не плохо, ну и автобус завести не составило особого труда. В принципе я рисковал только тем, что мог перевернуть автобус в поливальную канаву, а на гаишников мы наткнуться не могли, их там просто не было. Сильно гнать автобус по просёлочной дороге было тоже невозможно, поэтому тихо спокойно мы доехали до лагеря. Все вышли, а я погнал наш транспорт в деревеньку. Оставил автобус возле сельпо и пошёл искупаться в речке. ну а уже потом, думаю, пойду в этот грёбаный лагерь. Я, вообще, одиночка по натуре, и радовался случаю побыть одному.

Пришёл на берег реки. Разделся и вошёл в воду. Вода была чистая и тёплая просто блаженство. Можно было даже нырять с открытыми глазами и видеть дно, и даже мелких рыбешек. Ныряю в очередной раз и на меня под водой двигается рак. Хватаю его и вытаскиваю, а он мне говорит: Вот зачем вытащил? Одним не наешься. Да и варить меня негде.
Спрашиваю: А желания ты исполняешь?

Он зло шипит: Ну вот опять! Одна рыба-дура проболтается, а потом всем молчать приходится.
И больно щипнул меня за руку, я отбросил его от себя подальше в воду. Слышу смех за спиной, оборачиваюсь... девчонка, наверное деревенская тоже зашла в воду, смотрит на меня, и еле сдерживает смех. Видок у меня был тот ещё. Действительно смешно выглядел, да ещё и с раком разговаривал. Девчонка была примерно моего возраста с длинными рыжими волосами. Подхожу к ней поближе, а она без купальника, причём смотрит на меня нагло так... не закрывается и не смущается. Я офигел ещё больше.
— Ты наверное русалка, — говорю ей.
Она ещё больше начала хохотать, говорит: Ты перегрелся? Меня Лана зовут
— Джордж — представился я.

Она предложила игру: по очереди бросать раковину двустворчатого молюска и нырять за ней, кто первый поймает, тот и победил. Вот так мы и стали играть с ней, пока было видно в воде падение раковины. Лана вышла на берег и надела свой сарафан прямо на мокрое тело. Я тоже вышел и оделся. Мы сели на траву и стали смотреть, как скрывается за горизонт солнце. Болтали мы с ней тогда о том, что взбредет в голову. Мне было приятно и волнительно сидеть рядом с этой девчонкой и никогда, и ни с кем потом не было так интересно.

Когда солнце зашло Лана встала, чтобы уйти. Я взял её за руку и предложил проводить. Она скромно потупила взгляд и сказала, что мне с ней нельзя. Вдруг что-то неуловимо мелькнуло за деревьями. Передо мной возник мужской силуэт и я рухнул без сознания...
*****
Начальник оглядел с усмешкой всех присутствующих:
— А теперь спать!
— А дальше?
— «Дальше» будет завтра

ВЕЧЕР 2

Весь день в перерывах между работой девушки перешёптывались и гадали, что будет с Ланой завяжет ли Джордж с ней отношения. Вечером все собрались в том же месте — на диванчиках в холле гостиницы и ждали продолжения рассказа. Начальник отдела, увидев неподдельный интерес в глазах девушек, улыбнулся про себя, устроился на диване поудобнее и продолжил:

Очнулся я глубокой ночью всё там же — на берегу реки. Ярко светила луна, как большой фонарь. Голова болела нещадно. Надо было возвращаться в лагерь, пока не начали меня искать. Я пошёл через лес по направлению к лагерю и хотя местность я знал неплохо, через некоторое время я понял, что заблудился и хожу по кругу. Всё время выхожу на одну и ту же полянку. Попытался ориентироваться по звёздам, но их расположение мне показалось странным. Решив, что мне это чудится от головной боли, я присел на поваленное дерево. Вдруг кусты зашевелились и на поляну выпрыгнул огромный белый королевский дог. ОН залаял, как бы приглашая меня следовать за ним. И я пошёл, точнее побежал за этой собакой. Совсем скоро мы выбежали к огромному двухэтажному коттеджу за высоким кирпичным забором. Дог подбежал к железной калитке, встал на задние лапы и нажал на ручку в двери. Калитка распахнулась от его толчка, а пёс опять глянул на меня, чтоб я шёл следом. Мы вошли во двор. Королевский дог в несколько прыжков достиг крыльца опять встал на задние лапы, и при свете луны я увидел, что это не собака, а молодой парень в светлом трико. Парень открыл дверь и махнул мне рукой приглашая войти. Входим. Парень побежал по широкой лестнице на второй этаж, а я прошёл в большую яркоосвещенную комнату. Обстановка была современная — кожаный диван, огромный телевизор возле стены и большой стол посередине комнаты. Из дверей соседней комнаты мне навстречу вышла девушка с длинными, тёмными волосами, заплетенными в множество кос. Наряд на ней был странный что-то типа балахона, но фигура её просвечивалась сквозь прозрачную ткань наряда.

— Как в нашем доме очутился, Джордж?

— За догом пришёл, — тупо ляпнул я, понимая что говорю чушь и ничуть не удивляясь, что она знает моё имя."А вот я не знаю как её
зовут» — только успел подумать я.

— Феофата — представилась она, как бы читая мои мысли. — присаживайся к столу, покушай, чтобы сны страшные не снились.

Я присел за стол и передо мной чудесным образом стала появляться еда. Стесняться и отказываться я не стал и приступил к ночной трапезе. Еда показалась мне невероятно вкусной, питьё дурманящим и я не мог даже определить из чего всё это приготовлено.
Феофата что-то говорила о погоде, о белом доге и сетовала на его неряшливость. Дога она почему-то называла Егорушка, при этом она ухаживала за мной, всё время что-то подкладывая или переставляя посуду на столе. То и дело, словно невзначай, она касалась меня то рукою, то задевала своим одеянием, то прижимаясь бедром. () Тут в комнату вошёл высокий худощавый мужчина в спортивном костюме. В руках он держал небольшой камень-галыш и какую-то пробирку с жидкостью. Следом за ним в комнату влетела дымящаяся жаровня. Всё внимание мужчины было сосредоточено на пробирке. он её потряхивал и что-то шептал.

— Это мой отец — Селиван Силыч, — представила мне его Феофата.

От звука её голоса мужчина вздрогнул, а жаровня с грохотом упала на пол.

— Папа, суспензия не должна быть столь густой, тогда можно будет распылить её над объектом.

Она взяла пробирку и камень из рук Силыча и ловким движением сначала размешала жидкость, а затем нанесла её на камень. Что-то прошептала и с её рук на землю скользнул шёлковый платок, а камень исчез.

— Ну вот, — пробурчал Селиван Силыч, — я ж тебя об этом не просил! Последний галыш в доме перевела, теперь надо будет завтра на море за другими сгонять. И вовсе не платок мне был нужен, а лебяжий пух!!
Продолжая что-то бурчать и бросив на меня недовольный взгляд, Силыч исчез в дверном проёме.

— Утро вечера мудренее! — улыбаясь сказала Феофата и предложила мне переночевать на этом диване. Посуда с едой чудесным образом исчезла со стола. От вкусной еды и разлившегося по всему телу тепла я завалился спать. На диване было расстелено чистое постельное бельё, пахнущее свежескошенной травой.
Проснулся я от какого-то звука, мне показалось, что кто-то включил телевизор. И действительно экран телевизора светился. Вот на экране появилась неясная фигура. Потом фигура начала приближаться и я разглядел Феофату. Я даже не понял как это произошло, но Феофата оказалась верхом на мне. то есть я лежал на диване на спине, а Феофата уселась мне на ноги. Одежды на ней уже не было и почему-то не оказалось одежды и на мне. Феофата начала ласкать и целовать моё тело, а я даже не мог поднять руки, чтобы дотронуться до неё.

Ласки её были приятны и удивительно нежны. Она словно крыльями бабочки касалась моего тела и от этого меня охватил полный восторг. Многочисленные косички девушки волновались и извивались как змеи возле её головы и тоже ласкали меня. И вот когда уже Феофата готова была полностью насладиться нашей близостью, мне на грудь прыгает неизвестно откуда взявшаяся огромная лягушка. Феофата вскрикнула и исчезла. А на меня накатил сон и я уснул без сноведений.

******

Рассказчик прервал свой рассказ:
— Пора и нам спать! Завтра вставать рано!
Девушки, как зачарованные, стали расходиться по своим комнатам.

ВЕЧЕР 3

На вопросы девушек будет ли сегодняшняя часть рассказа окончанием начальник отдела отмалчивался и делал вид, что очень занят, но в то же самое время и рассказчик, и слушатели были на своих местах:

Проснулся я бодрым и свежим на сене в огромном светлом сеннике. Подо мною было всё та же постель, что была на диване, на котором я заснул и укрыт я был тем же пледом. Судя по тому что на мне не было одежды, то что мне привиделось перед сном мне не почудилось. Моя одежда постиранная и выглаженная лежала рядом с постелью на сене. Я встал и оделся. вдруг в дверном проёме появилась знакомая фигурка. Это была Лана. На ней был тот же сарафан, что и в день нашего знакомства.

— Ну и здоров же ты спать, Джордж! — сказала она. — Уже почти обед. Я тут тебе поесть принесла.
и она протянула мне корзинку с едой.

— Спасибо, — растерянно сказал я, — Как я оказался здесь на сене и что произошло этой ночью со мной?
— Давай ешь, а я расскажу тебе.

Лана усадила меня прямо на сено и расстелила мне чистое полотняное полотенце на колени.
Я почувствовал вдруг сильный голод и принялся за еду. В корзинке оказались молоко в бутыли, свежие домашние хлеб и сыр.
И Лана мне рассказала, что Феофата сильная волшебница, но мечтает о ещё большей силе. Она узнала, что если зачать и родить ребёнка от простого смертного, то она обретёт сверхспособности, а её ребёнок будет самым великим волшебником и чародеем. Теперь она соблазняет молодых парней, которых ей находит и приводит её брат Егор, а после «использования» она превращает парней в котов, чтобы они не могли убежать от неё.

— Но ведь она может и не забеременеть с первого раза! — заметил я.

— Да вот поэтому она и не отпускает людей. Периодически она расколдовывает кошаков, пробует опять забеременеть, а потом возвращает им кошачью шкуру. И чем дольше люди находятся в кошачьем обличии, тем сложнее они принимают людской облик. Так что даже если их сейчас расколдовать, они будут продолжать ловить мышей, бегать по крышам и будут пытаться вылизывать себя.
Я сидел ошарашенный.

— Так что если бы не я, то лакать тебе сегодня молоко из мисочки, — улыбнулась она.

— Мне вчера лягушка на грудь прыгнула..

— Это была я, — смутилась Лана. — Феофате прикосновение ко мне, когда я в таком виде, приносить нестерпимую боль, поэтому она ничего не смогла со мной сделать и не могла препятствовать, когда я перемещала тебя сюда.

— Так ты — лягушка?

— Ну да! Ты чего сказок не читал? Превращение происходит ночью, а так же по моему желанию, а ещё превращаюсь от поцелуя мужчины, но мне это делать очень больно. В нашей деревни целый род таких Лягушек-царевен. Сексуальный контакт колдуна с нами даёт им бОльшую силу, поэтому мужчины стараются жениться на женщинах из моего рода. Избавиться насовсем от кожи, то есть сбросить кожу и сжечь её, мы можем, когда нам исполнится 21 год. Поэтому я и мои сёстры стараемся сбежать из деревни. Некоторые были готовы и стрелы ртом ловить, лишь бы нас отсюда увезли. Мне сейчас 16, через 5 лет надо бежать отсюда, пока меня не выдадут замуж.

Она замолчала, потом со вздохом продолжила:

— Тебе надо дождаться вечера, и я тебя отсюда выведу. Главное, сейчас не попасться на глаза Феофате и её братцу. Так что жди меня здесь, я за тобой прийду.
После сытного деревенского обеда меня опять потянуло в сон, и я задремал.

Пробуждение моё было тревожным, я услышал голос Феофаты: «Кис-кис-кис!» я понял, что она ищёт своих котов и может зайти на сеновал. Я постарался спрятаться в глубь сенника, чтобы меня не было видно от входа. Шаги приближались, но это оказалась Лана.
— Ты куда спрятался? Пойдём же!
и она протянула мне руку, я вышел из своего укрытия и взял её тонкую ладошку. Меня влекло к Лане с необыкновенной силой, я привлёк её к себе, взял в ладони её лицо и попытался её поцеловать, она смотрела в мои глаза завороженно, потом с трудом отвела взгляд и оттолкнула меня
— Ты хочешь, чтоб я опять лягухой стала? — возмутилась она. — Пошли уже.

И мы пошли... крадучись и озираясь, какими-то окольными, одной Лане известными путями, мы вышли на грунтовую дорогу, которая вела к шоссе.
— Пойдёшь по этой дороге и минут через 15 выйдешь на шоссе, ведущее в твой лагерь. Прощай, Джордж!
— До свидания, Лана! жалко что не могу поцеловать тебя на прощанье.
— Давай просто обнимемся. — со вздохом сказала она и мы обнялись. Мне было жаль выпускать её из своих объятий.
— Ну всё! иди и не оборачивайся, — сказала Лана.
И я пошёл..

Примерно через 15 минут я действительно вышел на шоссе и пошёл к своему лагерю. Меня догнала машина «пирожок» с поварихой и остановилась возле меня.
— Подвезти тебя до лагеря, дружок?
— Да, пожалуйста, если не трудно!
Я сел к ней в машину и мы поехали.
— Представляешь сегодня кто-то угнал автобус с поля! Кто-то из ваших. Не знаешь кто?
И тут я понял, что я сейчас во вчерашнем дне. Вот так я и вернулся в лагерь.

После этого дня я много раз пытался найти тот поворот на шоссе и ту дорогу ведущую в деревню волшебников и колдунов, но всё безрезультатно.

Прошло 6 лет..

За это время в моей жизни было 2 года армии, и три курса института. Как-то летом с друзьями мы поехали в стройотряд в область, чтобы подзаработать денег на байк. Что строили не помню, мы работали и каменщиками, и штукатурами, и подсобными рабочими. В это же время с нами на этой стройке работала бригада девчат из другого строительного вуза. Девчонки работали не только штукатурами, но ещё и малярами. Однажды меня попросили отнести раствор в ремонтируемое помещение. Там штукатурила стену девушка, из под её косынки выбивался клок рыжих волос. Я поставил ведро с раствором на пол. Она обернулась на звук. Это была Лана.
— Кажется, мы знакомы — робко начал разговор я.
— Вряд ли, — с усмешкой сказала она и представилась — Светлана.
Так мы познакомились ещё раз и стали встречаться после работы. Первый раз мы поцеловались под дождём, когда убежали с сельской дискотеки, где отрывались наши друзья и подруги. Когда наши губы сомкнулись, грянул гром и молния прорезала небо, и я ожидал, что она превратится в лягушку, но она поцеловала меня ещё раз и весело рассмеявшись убежала в наше общежитие.

******
Рассказчик закончил своё повествование и ушёл в свою комнату, а девушки всё так же сидели на диванчике тесно прижавшись друг другу с задумчивым выражением их милых лиц.

Поезд остановился на конечной станции. Народ шумно посыпался из вагонов. Вышел на перрон и начальник отдела. Ему на шею бросилась стройная женщина с копной рыжих волос на голове. Он обнял её и они стали целоваться, абсолютно не стесняясь окружающих, и так словно расставались не на три дня, а на целую вечность. Из окна вагона на них смотрели с немым восторгом девушки, вернувшиеся из командировки:
— Светлана Николаевна? Жена шефа? — с шумом выдохнула одна и все остальные понимающе переглянулись