• Наша группа в -

Прогулка на свежем воздухе

2416 просмотров

Погодка на улице стояла просто замечательная. Безоблачное небо, лёгкий ветерок, но при этом зной, досаждавший всю первую половину дня, спадал одновременно с тем, как солнце клонилось ко сну. Ша'Арни с довольной улыбкой медленным шагом брела по широкому лугу, расположенному на пригорке, что через речку от посёлка исааши. Свой первый выходной день за последний месяц девушка решила провести с сородичами, гуляя по стремительно растущему городку и с интересом изучая, как изменился быт её народа совсем недавно освобождённого от рабства. И увиденное чрезмерно обрадовало будущую магичку. Исааши вновь оживали, расправляя плечи и поднимая головы. Конечно, так быстро сбросить с себя десятки лет унижения и неволи не так-то просто, но они старались, как могли.

Сама же юная ученица великого Ведьмака, вдоволь набродившись среди толпы трудящихся, как пчёлки, мужчин и женщин, решила вечер провести наедине с природой и со своими мыслями. Мир, который ядро Башни подобрала для сородичей Ша'Арни, был девственно чист и нетронут ни людьми, ни монстрами. Вообще никем.

Дождавшись, пока деревня окончательно скроется из вида, девушка воровато оглянулась. Убедившись, что осталась совершенно одна, она с искренней детской радостью на лице, сделала колесо, а затем плюхнулась в благоухающую траву, рассмеявшись во весь голос. Мохнатая непоседа истосковалась по свободе и по движению. Шесть месяцев бесконечной зубрёжки и тренировок вымотали её до состояния половой тряпки, а Лён будто этого не замечал — продолжал втискивать в трескающееся от переизбытка информации сознание всё больше и больше различных знаний. Если бы не вмешалась Наяда при поддержке Вэрда и Вурма, то у девушки были бы серьёзные причины опасаться за своё здоровье.

Побарахтавшись и понежившись в своё удовольствие, она решила, что что-то всё же не так. Защитный костюм, доставшийся от её наставника, каким бы комфортным и не стесняющим движения Лён его не старался сделать, не давал ощутить полную свободу. И это было вполне понятно — гибкостью исааши превосходили людей, а ещё сама Ша'Арни выросла практически не нося никакой одежды. Поношенная и грязная тряпка с дыркой для головы и магические кандалы вряд ли достойны столь гордого названия. Скорее они являлись жалкой пародией, но пока девочка ещё была маленькой, её хозяева чхать на это хотели, а когда подросла, стали активно искать, кому бы продать этот «фрукт» подороже. Но, к счастью, не успели найти

За полгода она изрядно поднаторела снимать эту заумную конструкцию, поэтому посторонней помощи и много времени, как в первые дни, ей не потребовалось. Ощутив прохладное прикосновение вечернего ветерка всем телом, девушка аж замурчала в экстазе. Сложив весь доспех в одну кучку, Ша'Арни, жмурясь от удовольствия, медленно побрела вперёд в сторону виднеющейся в дали чёрной полоски леса. Рыхлая земля приятно проникала между пальцами ног, а мягкий ковёр клевера щекотал пятки и лодыжки. Так продолжалось некоторое время — девушка с блаженной улыбкой на лице шла вперёд, смотря куда-то в небо, где загорались первые звёзды. Пройдя ложбинку с одним клевером, юная исааши выбралась на поляну, заросшую высокой травой с размашистыми кисточками или ёршиками, похожими на пшено* (имеется в виду тимофеевка и ежа). Резкие мазки в районе бёдер и даже паха заставили её остановиться и задуматься о том, стоит ли идти дальше. От этих прикосновений в душе разгорались не совсем уместные желания. Тяжёлый, жаркий ком начал собираться внизу живота. Но Ша'Арни всё же двинулась дальше, так как новые и необычные ощущения никак нельзя было назвать неприятными. Наоборот, они буквально требовали от неё продолжения.

Закрыв глаза, девушка пошла вперёд, разведя вдобавок руки, будто бы пытаясь взлететь на лёгком вечернем ветерке и присоединиться к немногочисленным облакам в небе.

Почему-то мысли сбились только в одно направление — о Лёне.

Она вспоминала человека, спасшего её человека, давшего ей всё: приют, семью, заботу и внимание, но не требующего ничего взамен. Иногда Ша'Арни не понимала, почему он отверг её в тот памятный вечер, когда малышка прошла ритуал и стала мага. Ведь единственное, чем она могла ему отплатить, это своей любовью. Да, девочка обожала своего учителя. Во всех смыслах этого слово. Но в последнее время юная ученица ловила себя на мысли, что всё больше жаждет не столько общения с этим чокнутым, но в чём-то замечательным колдуном, сколько физической близости. Ей хотелось поставить некую финальную точку в этой эпопее, а там будь что будет.

Так, мечтая о том, как любимый будет обнимать её плечи, целовать в губы и ласкать тело, она просто шла вперёд, представляя, что лёгкие касания внизу, это вовсе не трава, а сам Лён.

Когда девушка добрела до опушки леса, оказавшегося хвойным, она была уже невероятно возбуждена. Тяжёлое и томное дыхание с хрипом вырывалось из груди, по коже бегали мурашки, а хвост извивался во всех мыслимых и немыслимых позах. Опёршись спиной о ближайшую сосенку, Ша'Арни решила немного перевести дух, не совсем понимая, что с ней происходит. О сексе, месячных и даже беременности юная исааши слышала от своей покойной сестры, но та никогда не рассказывала ни о чём подобном. Рука помимо воли опустилась вниз, и палец пробежал по влажным и плотно сжатым губкам между ног. Девушку прошибло такое чувство наслаждения, что шерсть встала дыбом. Не удержавшись, она издала сладкий стон и тут же опомнилась, резко замотав головой. Деревня совсем недалеко, кто-то может быть рядом и услышать её!

Помутнённая бушующей бурей эмоций голова с некоторым скрипом выдала «гениальную» идею — зайти поглубже в лес и продолжить занятный эксперимент. Любопытство немедленно подхватило эту мысль, лёгкое чувство страха только сильнее раззадоривало, а здравый смысл рушился на глазах, уступая нахлынувшим гормонам.

Придя к решению, Ша'Арни ещё раз оглянулась и без капли сомнений направилась дальше, петляя между тёмными стволами сосен и елей.

*

Довольно скоро редкий, устланный прелой хвоей бор перешёл в заросшую невысокой травой рощу лиственниц, тополей и берёз. А затем девушка и вовсе вышла на широкую просеку, где всё было обвито ползучими растениями, усеянными белыми цветочками, которые по какой-то неизвестной причине не закрылись на ночь.

Тут-то Ша'Арни и решила остановиться, так как местечко выглядело нехоженым, безопасным, а ещё здесь витал будоражащий, терпкий аромат, вновь раззадоривший её ощущения. Устроившись в показавшейся ей уютной ложбинке, рядом с поваленным деревом, она опять погрузилась в страну своих мечтаний.

Девушка представляла, как её любимый аккуратно подходит сзади, нежно обнимая своими руками. Она же одним движением сбрасывает полупрозрачный пеньюар, поворачивается к нему, прижимаясь пылающей щекой к широкой груди. Он шепчет ей всякие красивые глупости на ухо и клянётся в вечной любви. Затем Ша'Арни поднимает голову и смотрит в его глаза, буквально растворяясь в их льдистой синеве. Ладони скользят по спине, щекотно задевая кончики шерсти и останавливаются на талии, слегка приподнимая девушку. И они сливаются в бесконечном поцелуе.

Увлёкшаяся нескромными фантазиями юная магичка совершенно не обратила внимания на едва заметное шевеление в траве вокруг себя. Хотя даже если бы заметила, то вряд ли придала этому значение, списав на насекомых или мелких грызунов. На самом же деле, это тоненькие стебельки вьющегося растения, опутывавшего здесь всё и вся, постепенно переплетались между собой. Не заметила она и когда эти плети окружили её со всех сторон, едва заметными движениями приближаясь к рукам и ногам.

В себя Ша'Арни пришла, только когда не смогла пошевелить ни единой частью своего тела, настолько надёжно оплели её зелёные побеги.

Все белые цветочки вокруг, будто глаза, «смотрели» в её сторону. Но исааши не испугалась. Она сама не знала почему, но опасностью сейчас совершенно не веяло. Вся её голова была до сих пор забита отрывками из только что придуманной эротической сцены, оборвавшейся тем, что они закончили с предварительными ласками и вот-вот собирались перейти к самому интересному.

Итак, девушка, тяжёло дыша и слегка ворочаясь в своих путах, с отстранённым любопытством ожидала продолжения, находясь на грани мечтаний и яви.

И всё продолжилось.

Робкое касание между ног, похожее на мимолётный поцелуй, она встретила протяжным, животным стоном. Затем ещё одно и ещё. Холодные побеги мягко массировали её разгорячённые нижние губки, доставляя неземное наслаждение. Ша'Арни извивалась, будто змея, стонала и кричала. Ей казалось, что она вот-вот сойдёт с ума из-за накатившего экстаза. Там внизу всё пылало и просило большего. Уже приближаясь к пику удовольствия, магичка забылась, резко дёрнув руками и порвав путы, как гнилые тряпки, принявшись помогать слишком уж ненавязчивым касаниям своими пальцами.

Ощущения достигли своего предела, затопив всё «я» белым светом и ей показалось, что она даже потеряла сознание на несколько секунд, огласив округу громким криком.

Наконец, чувства пошли на спад, и к девушке вернулась способность видеть, слышать и думать.

— Какая нам громкая попалась, — послышался откуда-то сверху сиплый, голос, заставивший Ша'Арни подпрыгнуть на месте. И ей бы удалось, если бы не растение, всё ещё опутывавшее ноги. Из-за него, мохнатая взмыла вверх в прыжке и тут же упала назад, вспахав носом рыхлую, ароматную землю.

— А ещё ловкая и сильная. Вырубай её, а то стебли на руках уже порвала, стерлядь, — ответил второй голос — высокий и очень нервирующий.

Мир завертелся в глазах, а затем небо обрушилось вниз, заполонив его чернильной мглой.

***
Очнулась Ша'Арни от звуков разговора. На дворе всё ещё стояла ночь, из чего девушка сделала вывод, что пребывала в бессознательном состоянии относительно недолго. Может час или два. Налицо имелись последствия плохо сплетённого заклинания для «вырубания» оппонента — гул в голове, сухость во рту, а так же ноющие суставы. Её подвесили за руки на суку коренастого тополя так, чтобы до земли она доставала только кончиками больших пальцев и то если встанет на цыпочки.

Пленители сидели в нескольких шагах у костра, вполголоса о чём-то разговаривая, но суть их беседы каким-то образом ускользала от её понимания. (Специально для — ) Будто они мешали неизвестный ей язык с всеобщим. Попытавшись освободиться, девушка поняла, что лодыжки у неё тоже надёжно связаны, а во рту имелся кляп, из-за которого все издаваемые звуки сводились к жалобному «м-м-м».

Услышав её глухое мычание, парочка мужчин тут же замолчала, переведя своё внимание на Ша'Арни.

— Виси тихо! — прикрикнул обладатель сиплого голоса, который ему совсем не подходил. Он был высоким, сухощавым с вытянутым, бледным лицом и чёрными, немытыми патлами, торчащими во все стороны. Второй оказался низким, пухлым и вообще походил на хомяка. Лысого и весьма противного хомяка. Оба субъекта избрали своей одеждой чёрные плащи и шерстяные рубахи с высокими сапогами. Никаких других деталей девушка со своего места разглядеть не могла.

Они вновь потеряли всякий интерес к своей добыче, продолжив, судя по повышенным тонам, спор.

Когда девушка пришла в себя достаточно, чтобы разобрать, о чём же они вели дебаты, то чуть не вывернулась наизнанку от отвращения и осознания собственной глупости. Эта парочка решала, кто первой «позабавится» с пленницей. А так же что с ней можно делать, а что нельзя, дабы она не потеряла товарный вид.

Спустя полчаса горячих обсуждений, победил долговязый, пообещав пухлому большую долю от прибыли.

Ша'Арни внутри похолодела, с ужасом наблюдая, как патлатый тип отправился к ней с плотоядной улыбкой на своей мерзкой морде. Да уж, до красавца Лёна ему было как отсюда до луны. Не таким девушка представляла своего первого любовника.

— Понравились тебе наши цветочки? — хихикнул тот, подойдя вплотную. — Вы, бабы, ведётесь на них, как пчёлы на мёд. До этого ловили эльфиек, но сейчас появились вы, хвостатые, и за вас на чёрном рынке дают хорошие цены. Есть много любителей, хе-хе, экзотики. Ты не бойся, уж я-то тебя уважу...

При этом его пальцы коснулись перекошенного личика Ша'Арни, скользнули вниз по изгибу шеи и, почти не останавливаясь на едва наметившейся груди, отправились вниз. Теперь девушка пожалела, что сняла свою броню. Сейчас этот гад прикоснётся к самому сокровенному! А потом заберёт у неё то, что она хотела подарить своему спасителю!!!

Раздался резкий удар, сдавленный вопль и мимо пролетел толстый подельник долговязого.

Магичка заметила, как за спиной её несостоявшегося насильника появилась крылатая, желтоглазая тень и вновь звук удара, и хруст ломаемых костей. Вурм не очень любит церемониться со своими врагами.

— Дальше я сам, — сказал Вэрд, вошедший в круг света от маленького костра. — Эта падаль заслужила отправиться в преисподнюю с грохотом фанфар.

Дракон коротко кивнул, обрезая верёвку своими когтями, подхватил миниатюрную девушку в свои мускулистые руки и поспешно отбежал на край поляны. А его брат, тем временем, нараспев принялся читать заклинание.

— East, west, south and north makes four winds of fortune. Eight petals of incarnated fire, — над ладонями разведённых рук загорелось золотое пламя. — Fifteen handfuls of mother Earth. When sixteen's water drop breaks upon the solid rock, — плавный жест, очерчивающий идеальный круг, в котором тут же засветился сложный узор, поделённый на четыре части. — Twenty three saints will march through scorched lands. And cry of forty two sinners shall mark our victory! Abyssal Break!

Земля не просто содрогнулась. Она испуганно ухнула из-под ног, заставив Вурмлайта поработать крыльями, чтобы устоять. Всё в радиусе сотни шагов перед Вэрдом оказалось уничтожено. Теперь там был глубокий кратер, дно которого скрывал клубящийся пар.

Освобождённая от кляпа и верёвок девушка немедленно расплакалась от радости и полезла целовать и обнимать своих спасителей, что, учитывая её внешний вид, сильно смутило даже белобрысого ловеласа.

— Ша'Арни, стой, прекрати! — в десятый раз отпихивая от себя мохнатую мордочку, завопил наконец дракон, уши которого приобрели приятный маковый оттенок. — Давай так: мы промолчим о случившимся и ты тоже промолчишь?

Тут до неё наконец-то дошло, что она сейчас стоит в чём мать родила. Смущённо пискнув, мохнатая тут же юркнула за ближайший уцелевший кустик. Вслед ей полетел пакет с её бронёй.

— Одевайся! Пошли! И ради всего святого, не надо рассказывать даже нам, что здесь было. Иначе отец нас уроет, затем воскресит и ещё раз уроет.

Братья ДЕЙСТВИТЕЛЬНО не хотели знать, что здесь произошло. Ведь, как известно — меньше знаешь, крепче спишь. Но, само собой, оба сгорали от любопытства и про себя ответили, что фигурка у новой ученицы отца не такая уж и плохая.

— Спасибо вам огромное!

Ша'Арни, конечно же, в итоге рассказала Лёну пикантные подробности этого вечера, но это случилось много позже, после рождения Рыси. А до того, сии события оставались её маленькой тайной.

Апрель 2013г.

Спасибо за внимание.