• Наша группа в -

Продавец кукол. Часть 2

2813 просмотров

— Такую, любимую... — ответил Андрэ, — я приехал сюда по приказу Альберта, чтобы помочь. Но когда там, в клубе увидел, как ты целуешь этого повесу! Я понял, что все эти 5, 5 лет так и не сказал тебе самого главного

Его слова оборвались, и передо мной предстал растерянный и несчастный человек. Андрэ — это тот кто меня заводил с пол-оборота, кто заставлял меня ночью забывать о всех неприятностях в сладких стонах, кто мог всегда так ворваться ко мне, как и сегодня, тот, кого я ждала все эти годы, все эти ночи, кого я видела с другими девушками — теперь мне не нужен. Полгода назад я бы все отдала, чтобы услышать такие слова. Я готова была уйти и разорвать договор, лишь бы он сказал всего три слова и никогда, никуда не уходил. С ним, возможно было все

— Молчишь? Прости меня, все это ревность, не могу без тебя, слышишь? Не могу... Вика, любовь моя... — он упал на колени и прижался ко мне.

Я опустошенная и разочарованная, отстранилась от него и еле слышно попросила уйти. Дверь захлопнулась, и мои слезы потекли ручьями по щекам. Сидя на полу возле двери, сомневалась, не допустила ли я ошибку. Прошло два или три часа. Я в разбитом состоянии направилась к бару. Достав оттуда бутылку мартини, закурив сигарету с ментолом, осушила первый бокал. Еще не прошедший дурман от абсента растворился в новом. Разворот событий. Как то меня дернуло в его объятьях сказать, что люблю его, на что он рассмеялся и сменил тему. Еще бокал. Еще сигарета. Чего еще можно было желать? Красавец парень, секс невообразимый, с нормальной работой, образован... Моя жизнь могла бы измениться в корне. Стоит только ему сейчас позвонить, он вернется, и мы займемся друг другом. Наверное, вернется. На него это не похоже, ни слова, ни поведение. Еще глоток и алкоголь, синим пламенем, бурлил в моей крови. Стало легче, и слезы высохли быстро. В пьяном угаре я поняла, кто в этом виноват... кто все во мне изменил

Я долго копалась в клатче. Наконец — то нашла, ну и зарыла! Темно-зеленая. Моя рука повернула визитку. Пальцы шустро забегали по сенсору

Я лежала на полу, и с замиранием сердца слушала гудки. Казалось, уже пролетела вечность.

— Добрый день, компания GoldRiver. Чем могу вам помочь? — залепетал ангельский голосок секретаря. Я сглотнула и набрав воздуха — выпалила:

— Добрый, Алекса Риммера, я могу услышать?

— Вам назначено?

Что!? Чтобы поговорить с ним по телефону, еще и записываться надо??! В какой-то момент я ощутила всю значимость и занятость этого мужчины. Но во мне бурлил адреналин и просто так я сдаваться не собиралась.

— Нет, я по личному вопросу.

— К сожалению, я не могу вас с ним соединить, никаких особых указаний не было, а по личным вопросам звонят на домашний.

Я сейчас все правильно поняла — она меня отшила? У меня челюсть немного отвисла. Пришлось откланяться. Вот крутой перец, к кому — кому так это к нему не подберешься. Я решила сделать еще один звонок.

— О! Вик! Приветик, я буду в среду, тебе босс сказал?

— Ну да, у меня к тебе просьба, не могла бы ты найти личный сотовый?

— Ты же знаешь, что я все могу, но Андрэ ведь в Берлине? Его спроси, ему проще.

— Нет, это не по работе..

— Хорошо, скинь его Имя и Фамилию, кроме телефона, что еще узнать?

— Больше ничего. Спасибо Кристи, я в долгу не останусь.

Эх. Подожду пару часиков. Терпения у меня предостаточно. Пришла горничная и словно фея, легко и непринужденно, начала уборку. Она сказала, что меня внизу кто-то ожидает. Не представился, сказал, что по личному вопросу. Спросила, сама ли я спущусь или его пригласить? Вот нежданных гостей мне и не хватало. Пришлось спускаться. Я быстренько нырнула в шорты, накинула пиджак. Девушка почему-то хихикнула.

— Что-то не так?

— Извините меня, я не хотела вас обидеть. — дрожащим голоском озвучила свой страх.

— Нет, нет, говори, что не так?

— Вы даже блузку не оденете? На вас из нижнего белья, только трусики

Я смеялась от души, боже, эти mädchen, совсем строгих правил! И правда, на мне всего было три вещи — пиджак, трусики, шорты выше колена — офисные, но разве я собираюсь раздеваться?! Я смеялась в захлеб, пока мои вялые ножки, в туфлях на шпильке, аккуратно спускались по лестнице. Мой истеричный смех оборвался, когда возле стойки администратора стоял Алекс. Я готова была провалиться под землю, лишь бы не видеть его! Совсем растерялась! Но вспомнив разговор с его секретаршей, расслабилась и разводя руками произнесла:

— О, mein God, какие люди! Кто снизошел до нас, простых смертных!? — я, конечно, была еще пьяна + мой ужасный характер, вот вам и сарказм. А он, как и тогда в самолете, смотрел в мои глаза, и наводил страх в моей душе. Вся моя смелость, хотела испариться, но нет... Со мной не прокатит второй раз.

— Твой акцент, милая, тебя и выдал.

Он подошел ко мне и нежно поцеловал в руку. Тот же парфюм... вдох... и яркими искрами в памяти замелькали все подробности нашего полета. Мои ноги подкосились, и я чуть не упала. Алекс подхватил меня под руку.

— Нет, моя девочка, сегодня вам нельзя выходить из номера.

Мы зашли в гостиную. Везде сверкала чистота, горничной и след простыл, как и моего пьяного бардака. Я достала из бара еще одну бутылку.

— Может уже достаточно на сегодня? Еще и 11 нет, а вы уже в стельку, — снимая плащ, читал мне проповедь, усаживаясь на диван. Я облокотилась на подоконник и с наглой ухмылкой, налила в два бокала. Он приподнял бровь и пригвоздил меня взглядом, что даже двинуться не могла. Белоснежная рубашка, брюки, начищенные до блеска туфли, дорогие часы, парфюм, кашемировый шарф. Он как король сидел в этом красном, обитом кожей, диване.

— Как ты узнал, где я остановилась?

— Очень просто, это мой отель, — закатывая рукава, объяснил он. Такое ощущение, что он хирург и готовится оперировать. Сложил аккуратно шарф и приняв позу кучера, поманил меня пальцем. Я только хихикнула и осушила бокальчик вина.

— Что, в вашей нефтяной компании, все так беспрекословно подчиняются? — с иронией в голосе начала я.

— Откуда ты узнала? — весьма удивлен был мой оппонент, откинувшись, продолжил, — иди ко мне.

— Компания с таким названием, ничем другим не может заниматься, разве что добычей нефти. Значит, ты знаешь, как меня зовут? — я смотрела на него, но с места не сдвинулась. Скинув туфли, я обошла его с бокалом в руке и предложила второй. Он поставил его на журнальный столик, а я устроилась напротив Алекса в кресле, на спинке кресла. Теперь я была выше и чувствовала превосходство.

— Нет, не знаю, может, заново познакомимся?

— Как в самолете? Отличное знакомство. Нет, спасибо.

— Тебе что-то не понравилось? — расстегнул часы на руке и аккуратно положил рядом с бокалом, на столик.

— Мне все понравилось, но беспрекословно трахаться с тобой будут другие девочки. Что ты хочешь от меня?

— А что хочешь ты? Ты звонила, ведь не просто так? Подойди ко мне! — рявкнул он. Я на месте подскочила.

— Ну нет, командовать будешь у себя в компании! Ты что решил, что тебе все дозволено? Прощай, нам не по пути! — я слеза с кресла и направилась к окну за очередной порцией, — зря только позвонила

Бурчала я с досадой. Закурив я обернулась, а он уже стоял рядом. Как скала, огромный и мощный. Он смотрел на меня с каким-то пренебрежением, упершись рукой в стену, тем самым перегородив мне путь. Я выдохнула дым и кивнула в сторону двери.

— Ты с одного раза понимаешь, хоть что-то? — пробасил он.

— А с какого перепуга? — я тушила сигарету и потянулась за бокалом, как неведомая сила перекинула меня через плечо и схватила шарф. Я и опомниться не успела, как он меня принес в спальню. Да что же все меня отыметь хотят, почему никто не спрашивает разрешения!?

— Отпусти меня, я сказала трахать будешь свою секретаршу, а меня оставь в покое

— Ты не знаешь разницы, между «трахать» и «заниматься  любовью». Я тебе объясню, в чем отличие.

Меня уже трясло от страха, и вся моя прыть куда-то исчезла. Он положил меня на кровать, а сам снял рубашку. Моему взору открылось великолепное тело. Я села и ждала, что будет дальше. Он приблизился ко мне и как тогда, аккуратно поцеловал. При каждом поцелуе он закрывал глаза, будто упиваясь мной.

— Ты разрешила себя поцеловать. Сама. — его рука обхватила мою голову, вторая гладила мои волосы, бережно убирая их назад. Он пальцем провел по моим губам и улыбнулся. — Не отрицай, это взаимно

Мою руку он приложил к своей груди, там, где бешено, билось его сердце. Затем он переместил ее к своим губам и поцеловал каждый мой пальчик. Я таяла и не могла собраться с мыслями. Он просто делал, что хотел.

— Обними меня... — прошептал он, лаская мочку уха. Я с удовольствием обняла его и отвечала сладким поцелуям, он подхватил меня и усадил к себе. Его огромные руки так легко расстегнули пиджак, а мои груди уже жаждали его прикосновений. Он ни капли не удивился, что под ним ничего нет. Только простонал, накручивая мои твердые соски между пальцами. Он нежно кусал мою шею, а я гладила его широкие плечи, уже полностью отключившись. Мои бедра уже покачивались, прижимаясь к его эпицентру страсти. Алекс повалил меня и стал ласкать мою грудь, освобождая меня от оков одежды, которые на мне остались. Теперь я была абсолютно в его власти. Губы скользили по животу и ниже, одним движением он засосал клитор и неистово теребил его во рту. Ощущения наземные, я начала стонать в открытую и, не стесняясь в движениях, схватила его за волосы и прижала сильнее между бедер. Ноги дрожали от резких спазмов его деяний. Он выскользнул из моих оков и вытащил ремень. Я помогла снять брюки и провела рукой по его огромному достоинству. Какой-же он толстый. Его пунцовая головка блестела от смазки. Схватив меня за руку, рывком повернул меня к себе спиной. Я не поняла, что происходит. Заломив мне руки, связал их шарфом.

— Что ты делаешь? — задыхаясь, лепетала я.

— Я же сказал, что покажу тебе разницу. Чтобы впредь, я не слышал от тебя таких грубых слов свой адрес.

По моей заднице вспыхнула огнем полоса от ремня. Я завизжала и пыталась вырваться.

— Ты ох... ел! — рычала я после очередного удара, трезвость ума вернулась в секунду.

— Научишься, понимать все с первого раза... — продолжал он, гоняя палец в моей промежности, держа меня на грани блаженства и боли. Из кармана брюк он вытащил коробочку.

— А еще я для тебя приготовил подарок, чтобы ты никогда не забыла о нашем уроке

Две маленькие прищепки, соединенные тонкой цепочкой. Я не верила своим глазам

Алекс схватил за волосы и рывком приподнял меня. Оставаясь сзади, чувствовала, как его фаллос упирался между ягодиц. Его ладони растирали мои соски. Я поймала себя на мысли, может, сплю? Нет, это был не сон. Стоя на коленях, он наклонил меня к себе, все так же держа за волосы, повернул и продолжил целовать губы. Я шептала, что-то невнятное и просила прекратить. Но чем больше во мне бушевал страх, тем больше распалялось возбуждение. Его язык полностью овладел моим ртом, и на сосках я ощутила резкую и пронзительную боль. Я простонала и упала с легким звоном металла. Его пальцы стали массировать клитор, а я обессиленная, удивлялась чувственности своего тела.

— Ты вся горишь... — шлепая ремнем, приговаривал Алекс. Он развязал мои руки и тут же связал в локтях спереди. Чтобы я не смогла лечь, а была в позе, удобной, для наказания. Он пошлепал своим членом по моей заднице, провел рукой по промежности... и зажмурив свои глаза я готовилась к худшему. Тиски на сосках не давали мне расслабиться, держа в тонусе, на пике чувствительности.

— ВОТ ЭТО... — вставив резко свой член в мое влагалище, его голос захрипел, — НАЗЫВАТСЯ... , — еще один мощный толчок, с моих глаз капали слезы, резкая боль от его внушающей ширины, раскатилась по моему телу, звон цепи, которая соединяла мои соски, гулом отдалась в моей голове, — ТРАХАТЬ... его мощные и глубокие толчки, чуть ли не рвали меня, я кричала и молила прекратить. Он трахал меня медленно, наслаждаясь моими воплями, схватив за бедра, расставил их еще шире. Он ухватился одной рукой за цепочку, и тянул ее пока мои стоны не стали еще громче, другой рукой он исследовал мой анус. Все перемешалось и эти чувства не передать словами, он меня убьет. Я уже не помню, что ему сказала, но он ослабил хватку. Его таран покинул мое растерзанное лоно. Он перевернул бездыханное тело и снял тиски, наверное, я сразу кончила, когда мои соски почуяли свободу, тело билось в сладкой истоме. Развязал мне руки и продолжил покрывать поцелуями, каждый сантиметр моего тела.

Сквозь мокрые глаза я наблюдала за своим надзирателем и при каждом его прикосновений вздрагивала. Его член все так же пульсировал и чего-то ждал. Он наклонился и пытался меня целовать, но единственное, что я могла сделать, отвернуться. Алекс все продолжал меня гладить, словно успокаивал, пока он опять не стал господствовать между моими бедрами. На этот раз все его движения были еще нежнее и аккуратней, чем тогда в самолете, он раздвинул мои губки, проводя языком, зализывая мою измученную плоть, проникая в самые потаенные места. От нахлынувшего наслаждения слезы высохли, и я жадно глотала, как мне казалось, раскалённый воздух. Тело, словно змея, извивалось в его руках. Он склонился надо мной, и я жадно впилась в его сочные губы. Когда его таран коснулся меня, я с ужасом вздрогнула и с силой сжала ноги, но это бы меня все равно не спасло. Если он хочет брать меня силой, ему ничего не помешает. Я уставилась на него, а он сжав сильнее меня в объятиях, шептал еле слышно, смакуя моими губами:

— А это... — он двинулся вперед, и его головка плавно в меня вошла, — называется, — еще немного и меня затрясло от его огненной плоти, — заниматься любовью

Я полностью расслабилась, позволив ему, погрузится до основания. Каждое его движение уносило меня в потоке наслаждения. Наши тела будто раскалились до предела, обжигая друг друга и сжимая все сильней в объятьях. Наше дыхание стало единым, а стоны сплетались в возбуждающую песнь. Я вонзилась ногтями ему в спину и все припомнив, провела со всей силой, которой меня наделил мощный оргазм. От поясницы до плеч, восемь кровавых полос, мой дикий стон растворился в необузданном звере, который выгнулся, и еще глубже вставив свой член, излился, содрогаясь и тяжело дыша... Он рухнул на меня и продолжил целовать.

— Ну, уж после такого, ты вряд ли захочешь расстаться... — смеялся он. Перевернулся на спину, а я уселась сверху. Тихонько наглаживая каждый его мускул.

— Смотри, а то мне понравится, доводить тебя до ярости.

Я ушла в душ, мои ноги опять еле шли. Все тело было в каком-то возбуждении, хотелось еще. Открыла воду и намылила себя ароматным гелем. Алекс уже был одет, когда я вышла в полотенце.

— Уже уходишь? Потрахались и разбежались? — с горечью пролепетала я.

— Не говори так, я же просил, — он надевал запонки и накинул пальто.

— Хорошо.

— Я заеду вечером в шесть. Завтра нам вряд ли увидимся.

— Почему? Ты больше меня не хочешь? — мое полотенце упало на пол, и я медленно шагаю к нему. Он уставился на мои груди и схватил меня. Он был настолько высок, что шея начинала затекать.

— Я заеду в шесть.

Он рукой раздвинул лепестки моего цветка и ловким движением проник пальчиком, от чего с моих губ сорвался стон. Меня будто пронзило током. Ему об этом известно, что выдали его блестящие глаза. Опять осталась одна. Уселась на диван с сигаретой, читала-читала — читала. Пока меня не унесло в сладкий сон.

Свежий ветер врывался в комнату, наполняя ее терпким ароматом листвы, сырости и приближающейся зимы. Открыв свои глаза, первым, что я почувствовала, жжение на своей пятой точке. Хорошо же он меня отлупил. Повезло с кавалером. На часах 6.00 и на телефоне уже висела смс-ка от Крис. Боже, я все проспала! Уже утро! Вот черт! Я как юла носились по номеру, в панике. И что он теперь подумает, что я соня?! Ну хоть выспалась, чувствовалась свежесть сил и мыслей. Номер телефона Алекса у меня есть, и дата рождения. Ему даже не 40, всего 32. Все равно, он выглядит старше своих лет, из-за седины на висках и такого серьезного взгляда. На мятой постели лежал его шарф и подарок, от которого меня передернуло. Уткнувшись в кашемир, наслаждалась его запахом, который впитал этот элемент насилия. Тисочки убрала в шкатулку. Подальше с глаз моих. На моем столике я обнаружила письмо и еще одну коробочку. Значит, кто-то заходил, пока я изображала спящую красавицу. И сидела я на диване, когда заснула. А глаза открыла в спальне... По телу пробежали мурашки, ведь это был подчерк Алекса.

« Я не могу налюбоваться тобой. Твое нежное тело так и призывает разбудить, и потеряться во времени. А время ты проспала. Не хотел тревожить твой сон, но даже, когда я переносил тебя на ложе, где еще сохранились следы безрассудной страсти, ты всего лишь вздохнула. Этот вечер я проведу в одиночестве, но надеюсь на встречу на выходных. Алекс. « Его номер и P. S.: « Надеюсь, ты воспользуешься этим по назначению. « Не долго думая, развязала ленточку, внутри коробочки лежал флакончик с ярко-голубой жидкостью. Запах сочетал древесные ноты и отдаленно, немного ванили. Маслянистая субстанция легко растерлась на пальцах, источая теплый запах, проникновенный и обволакивающий. Но это не для ароматерапии, и не для массажа... Тогда для чего? Как всегда загадки.

Сегодня мне хотелось быть серой мышкой. Надеть теплые носки, штаны и расхлябанную майку, с чашкой кофе, устроится на балконе с книжкой в руках. Ни о чем, не беспокоясь. Вряд ли мне представится такая возможность. Поехали. Сегодня выставка авто, а вечером для любителей быстрой езды, администрация города перекроет улицы Берлина и за дополнительную сумму, для владельцев со своим авто, зажгут зеленый свет. Была одна проблема. Где взять машину? С великой неохотой пришлось звонить Андрэ. Через час в парке. Я подготовилась по полной программе. Волосы заплела в объемную косу, чтобы не мешали, очень плотные, черные кожаные брюки, желтая маечка, кожаная куртка на молнии и конечно же ботильоны. Свежая и полная сил, я устроилась на веранде, внутри парка, недалеко от отеля. Солнышко ярко отражалось в сочных красках, позабытого лета. Чистое серое небо столицы, напоминало о серьезности каждого принятого решения и выбора. Крепкий кофе приятно согревал внутри мое ноющее тело. Я под действием алкоголя и гормонов, которые бушевали во мне от ласк Алекса, не замечала, с какой силой он сжимал мое тело. Еще бы чуть и синяки засияли от макушки до пят. Все мои мысли растворились, вместе с дымом сигареты, когда на горизонте замаячил Андрэ. Он был как и всегда красивым и одет по последнему писку моды. Его томный взгляд скрывали очки-капли.

— Доброе утро, Вик. Ты хороша сегодня, как никогда.

— Спасибо, но ты же знаешь, не для тебя, — подытожила, предложив сигарету, — покурим?

— Может, все же поговорим?

— Конечно, поговорим, о работе.

— Ты все злишься на меня, малыш? — расплылся в лучезарной улыбке.

— Я не буду обсуждать это сейчас, у меня другие планы на сегодня! И вообще, что с тобой происходит. Ты хоть немного о работе думаешь?

— А когда в твоих планах появлюсь я? — он задумчиво смотрел куда-то вдаль, — Решила принять участие в гонках?

— Да, но наша всемогущая Крис, будет только в среду. Есть предложения?

— На окраине города, есть один гараж, говорят, там есть все. Но учти сумма такой детки, заоблачная. Такой кропотливый труд даром не достается. И то, если будет продаваться.

— Мне не нужно ее покупать, нужна тачка на вечер!

— Какой владелец в здравом уме тебе ее отдаст, накануне такого мероприятия?

— Если только... — я искала хоть какой-то выход.

— Если только ты не займешь призовое место, — подвел черту Андрэ.

— Мда

— Стоит ли так стараться? — он вытащил свои сигары, и тяжело вздохнув, продолжил, — Твой Орлов, поимеет тебя дважды, в гонках и после. Ты хочешь, чтобы он играл по твоим правилам, но у него есть абсолютно все в этой жизни и в ней все играют по его.

— Но

— Ты опомниться не успеешь, как он и его дружки будут драть тебя, пока ты не отключишься. И еще долго после. Твое прощание с ним в клубе, как красный лоскут перед быком. Если ты все еще не поняла

— Как быть? Как быть? — я с ужасом представила картину недалекого будущего, тошнота подкатила к горлу.

— Ты ввязалась в авантюру, не просчитав ни шаг вперед, ни шаг назад. Орлов, возможно, и не будет трахать тебя во все щели, но для этого нужен повод. Я не всегда буду рядом.

Андрэ говорил простые истины, которые я почему-то забыла. Забыла, с того самого момента, когда пересекла границу Франции и Германии. Я докуривала уже четвертую сигарету, а кружек от кофе приумножилось до шести. Андрэ откинулся в плетеном кресле и закинул ногу на ногу.

— Во сколько встреча?

— В восемь. Ух. Вот дела... — мои пальцы нервно стучали по столу.

— Ты придешь?

— У меня нет другого варианта, по всей видимости, — мой голос звучал как из склепа.

— Выход есть всегда. Ты можешь прийти в день поставки

— В качестве кого? Где будет поставка? Я не смогу себе лицо переправить! Он меня видел. Твою ж мать!!! О чем ты, Андрэ, даже если я не приду на встречу, можно закрыть эту лавочку до следующего раза! Меня поимеет Альберт, да так, что я забуду свое имя!!! За три года, это вторая партия кукол, и ты думаешь, что меня остановит какой-то там пи... рас!? — задыхаясь, шептала я, чуть не сорвавшись на крик, мои ладони вспотели и с красными от злости глазами, я пыталась донести до Андрэ, что песенка не спета и никто! Никто! Не будет трахать меня, без моего позволения! Мой эмоциональный напор заставил его сесть прямо, словно школьник перед училкой. Я со всего размаху грохнула кулаком по столу. Кружки, на белоснежных блюдцах, прозвенели мне в ответ. Мол, так то!!! С этими мыслями, я направилась к машине Андрэ, его синий Ford уже укрылся жухлыми листьями клена.

— Ты куда?! Вика!

— Куда, куда? Вези меня в гараж! — рявкнула я.

На заброшенной улице, с разрисованными стенами старых домов, мы остановились у самого простенького домика. Постучав в дверь, мне открыла девушка с бритой головой и длинной челкой. Ее черные глаза осматривали меня и с ехидной улыбочкой, заценила моего напарника. Руки и ноги, молодой кобылицы были хорошо натренированы. Упругая кожа подчеркивала каждый мускул, татуированного тела. Но, не смотря на все это, она была притягательна.

— О, какие гости, что надо?

— Мне нужна тачка.

— Что!? — рассмеялась она, — у тебя хоть права есть, детка?!

Ее наглый тон, потихоньку нагнетал во мне ярость. Андрэ даже подсмеивался вместе с ней. Если я блондинка, это не значит, что я тупая сучка.

— Мне некогда с тобой трепаться, да или нет?

— Крошка захотела покататься... — дразнила чертовка, но если человек не понимает по-хорошему, что я могу поделать?

Влепив ей двоечку, хозяйка дома, резко замолчала, упав в коридоре. За спиной я слышала отборный мат Андрэ, его попытки меня остановить, грозили ему тем же, даже еще большим. Прочитав это в моем взгляде, он отступил. Меня разжигало с каждой секундой.

— Сука!!! — вырвалось из пухленьких губ девушки, немного шатаясь она встала и решила ответить тем же, но заломала ей руку за спиной, и пташка, сдерживая крик, сдалась.

— Кто ты, что тебе нужно?

— Еще раз повторяю, мне нужна машина на сутки, быстрая, под капотом за 200 лошадок, с закисью азота.

Каждое мое слово, сопровождалось подкручиванием руки. Она прогнулась подо мной и захрипела.

— Прекрати! Оставь ее! — вмешался Андрэ, его растерянные глаза метались между нами.

— Я покажу... — взмолилась она.

— Детка, один неверный шаг, я тебе ноги переломаю, ты меня поняла? — я вела себя как животное, чувство власти, подпитывало мою силу, которую еле сдерживала, чтобы не вырвать к черту конечность. Я выпустила птичку на свободу, оставив поцелуй на ее дивной шее. Мое лоно обливалось кровью. Оправившись, провела нас в подвал. За тяжелыми дверями находился амбар машин. Здесь же и мальчики, которые кроме запчастей, ничем не увлекались. Стук моих каблуков привлек внимание исключительно всех. Где-то звучала музыка, светили лампы дневного света, а запах сырости просто угнетал. Звон инструментов растворился в давящей тишине. Я встала в центре огромного помещения, схема проста — грязные мальчики-механики, чистенький мальчики-ублюдки, конечно не без шл... шек. Никого, кто был в клубе, здесь не видела. Девочка вырвалась из моих объятий и подскочила к негру. Он был довольно симпатичный. Она уже успела что-то нашептать, его белоснежная улыбка поразила меня в самое сердце.

— Сэмюель...

— Тори, очень приятно!

— Ты хочешь машину, для участия в гонках? Я правильно понял?

— Все правильно.

Одна парочка хихикнула, но мой взгляд будто вонзил им в глотки копья. Мне было не до смеха. Мне было душно. Во мне вскипала кровь, разрывая вены, бурным потоком ненависти. Внутри меня склад с пороховыми бочками, одна спичка и все взлетит к чертям!!! Откуда это во мне? Порой я перестала понимать саму себя, и находить хоть какое-то объяснение своим действиям.

— Ты пришла без приглашения, ты ворвалась в мой дом, — он встал, жестикулируя, читая декларацию направляясь ко мне, — ты грубо обошлась с моей девочкой, ты...

— Я та, которая вырвет к черту твой язык, если мы не найдем общий. Я та, которая знает себе цену, та, которая тебе и во сне не снилась!!!

Еще немного и я взорвусь... Какие все правильные и живут по понятиям!

— Сэм, я ей дам своего коня!

Прозвеневший голос вызвал возмущение, удивление в подземке. Из самого дальнего угла вышла девочка, которую я чуть не покалечила при встрече.

— Ты займешь призовое место, твоя доля будет 1/5, покоцаешь его, весь ремонт за твой счет. Если же нет. И тебе надерут задницу из элитного клуба «Future», я сама лично надеру задницу тебе. И ты выложишь бабки в двойном размере.

Она подошла совсем близко, я схватила ее за лицо, сжав рот. В этот раз она ловким движением, перед моим щелкнула блестящим ножичком.

— Меня своей игрушкой не запугаешь. Идет!

— Ты рехнулась!? Вик! Ты на что подписалась? — Андрэ просто тряс меня, как ветер осиновый лист.

— Спокойно, мой мальчик, — я провела рукой по его лицу, чмокнув в губы. Что я делаю!? Но вместо злости, теперь прет радость! Все вернулись к своим делам, особенно мальчики-механики. Раздался невероятный рев движка. Этот звук заставит любого почувствовать его мощь! Черный Lamborghini, на литье низкопрофильные диски, красная неоновая лента под всей машиной, фары будто тебя просвечивают, двери открываются вертикально, тонированные в хлам стекла... Боже, язык отсохнет все перечислять! Это не конь, это жеребец, которому нет равных, по красоте так точно. Она вышла из водительского места и открыла капот. Начинка — нет слов. Сэмюель показывал, что и как они модернизировали, интересовался, умею ли я правильно выполнять дрифт и свич, чем больше мы разговаривали, тем больше он стал проявлять ко мне хоть какое-то уважение. Я, возбужденная, села за руль и почувствовала себя настоящей Богиней!!! Сняла ботильоны и босыми ногами опробовала педали, руки коснулись руля, проверила ручник, коробку передач, меня трясло от этой машины, в прямом смысле! Глубоко пожалела, что не отправилась учиться в этот город, и не заимела таких друзей, когда была такая возможность. В целом — это сложный механизм тех, в чьих жилах течет не только кровь. Упорство, учеба, работа, каждый из этих мальчиков-механиков вложил все свои силы, мысли, время, деньги... любовь, чтобы такие как я и мальчики-ублюдки ездили на их кропотливом труде. Я восхищаюсь такими людьми, они достойны большего.

Некоторое время спустя, я заметила, что Андрэ исчез. Меня ничуть это не огорчило, курит сто пудов. Сэмюель открыл ворота в тоннель и сел в, теперь уже мою, машину. Он подал знак, и мы тронулись, после пары поворотов мы оказались на поверхности, у соседнего дома во дворе. Время беспощадно бежало вперед, и теперь надо найти Андрэ. Недолго думая, направилась в дом Сэма. Нигде нет. Поднялась на второй этаж. В самой дальней комнате была приоткрыта дверь. Уверенным шагом направилась туда и у двери остановилась. Зрачки расширились, и сердце глухо било в груди. Стоны этой чертовки заставляли меня еще больше ее ненавидеть. Ее потное тело, изнемогавшее под натиском члена, который насаживался неутолимой жаждой, изящно изгибалось. Мои ресницы дрогнули, рот приоткрылся, и соленая капля растаяла, в трещинках на губах. Горячее и ноющее что-то подкатило к моему горлу изнутри, напрягая каждую мышцу в теле. Андрэ — ты последняя тварь. Сильные руки вцепились в ее округлости и дерзко играли с сосками, а она гладила его тело, его руки... его губы... Просила еще и сильнее, стонала под ласками любви, как когда-то и я совсем недавно... совсем недавно. Совсем недавно, он стоял передо мной и говорил это гадкое слово... любовь.