• Наша группа в -

Продавец кукол. Часть 4

2813 просмотров

Не факт, что это настоящие имена, но по их выбору можно составить не плохую характеристику. Чуть позже. Меня же мальчик поцеловал в запястье и попросил назвать мое.

— Аврора, очень приятно

Герман, резко кинул взгляд в мою сторону, заставив немного поволноваться.

— Теперь представлюсь я... Баксли! — большая часть лица скрылась под атласной серой маской.

Как все примитивно, подумала я, какой же пафос у этих мужчин. Роскошь одежды, блеск часов с шестью нулями по стоимости, аромат парфюма, который никогда не встретишь в Л"этуаль. Особым изыском были бокалы, в которых благоухал коньяк, платина с россыпью драгоценных камней. Этот металл я ни с чем не спутаю, как и камни в них. За большим окном, обрамленным тяжелыми бархатными шторами, раскатывался гром и молнии, будто вспышки камер, хотели запечатлить весьма смешную картину. Богатых не понять.

— Прошу немножечко терпения, господа, но для начала не хотели бы вы потанцевать? — предложил Тутанхамон, взяв меня под руку. Все одобрительно закивали, и мы переместились обратно в зал.

Меня накрыла волна необъяснимого страха, этот парфюм и кожа. Я уставилась на его руку, чтобы не выдать свои переживания. Как же давно я не ощущала этот запах. Запах первой любви. Эти три слова заставили меня почувствовать холод всем телом, несмотря на то, что здесь было как в середине лета. Прогнав эти безумные мысли, ведь даже через тысячу лет узнала бы его голос, внимательно осматривалась вокруг. Мне приятно идти с ним, он почти такого же телосложения, как и Алекс. Он любезен, внимателен и с прекрасным чувством юмора. Приятная и медленная музыка, непринужденно закружила в танце, он смотрел в мои глаза, а я все наслаждалась его ароматом. На несколько минут все вокруг куда-то пропало, исчезло, остались только музыка, я и Тутанхамон. И мне снова 17... снова он рядом

— А теперь я вам представляю мою долгожданную покупку... — Баксли был в нетерпении и с замиранием смотрел на широкую лестницу. Я вырвалась из танца мыслей и подошла ближе к нему. Не заметила, что теперь мы остались совершенно одни. Ни девушек в масках, ни мужчин их сопровождавших. Баксли, Лео, Тутанхамон, Герман и Аврора. Я также внимательно смотрела наверх... и в этот момент ничего не могла понять

На самой верхней ступеньке появилась высокая, очаровательная девушка. В черном платье, туго затянут корсет, каштановые волосы собраны в высокую прическу. Я потеряла дар речи, настолько она была статной и надменной. Работорговля. Это слово так и хотело вырваться, но впечатления заставили промолчать.

— Что, это обычная шл... ка?! — закурив, кинула пренебрежительный взгляд на Баксли.

— Нет, это нечто большее, чем просто женщина... — он говорил так, что я начала сомневаться, а не невеста ли!? Объяснения не заставили себя ждать.

— Ева 2501, одна из самых усовершенствованных! — перебил Тутанхамон. Его пронзительный взгляд устремился к ней, а за ним и его тело. Предложив ей руку, помог спуститься с лестницы. Теперь я видела ее на расстоянии меньше, чем метр и воображение настолько разыгралось, что не сдерживала свои эмоции.

— Она... Робот! — с восхищением ее осматривала, трогала ее кожу и с содроганием понимала, что тут что-то не так, волосы натуральные, кожа как естественная, аромат человеческий... Тутанхамон усмехнулся и начал развязывать корсет, наверное, сам сгорал от нетерпения. Лео бороздил пальцами в ее шевелюре и упоенно внимал словам, которые все страшней были по значению. Баксли с удовольствием наблюдал за этой картиной, только мы с Германом стояли и не понимали ничего.

— Она даже не скажет, что ей не нравится? — пробурчал он единственным предположением. Остальные зачесали языками:

— Она оснащена всем, что пожелает заказчик!

— Ребята аккуратней, не пораньте мою детку!

— А грудь... Баксли тебе нравится второй размер!?

— Великолепно, а что она умеет?

— Все

— А

— И минет тоже, Лео!

— А это что? Кнопка?

— Да, автоматически подстраивается под размерчик!

— А где еще две?

— Придут позже. Ну что попробуете?

— Она его не съест?

— А ты хочешь, чтобы съела?

Они возбужденно порхали над ней, трогая, проникая, щипая, кусая. Слуги принесли несколько диванов, на которых можно полежать, вытянув ноги. Собственно, я первая, кто взгромоздился на него, и с наслаждением курила свои ментоловые сигаретки. Дворецкий принес множество бутылок со спиртным и столик, рядом со мной, ломился от фруктов и шоколада. Кальян и сигары лежат на другом, между диванами. Герман устроился напротив меня в кресле, а разделяла нас только эта троица и девушка. Но сквозь всю суматоху, я чувствовала его пристальный взгляд на себе, такой давящий и знакомый, но не до него. Мне было ужасно интересно, как такое возможно? Робот! Самый настоящий и так похож на человека. У меня в голове не укладывалось, теперь поняла, зачем мальчикам такие дорогие игрушки, чтобы ни в чем себе не отказывать. Я курила одну за одной, и крутила в мыслях, как все это объясню боссу. Что кукла — правда, игрушка создана по новейшим технологиям, не удивительно, что она столько стоит.

Мужчины раздели ее полностью, тело бедной игрушки приковывает и мой взгляд. Неужели они будут этим заниматься прям здесь?! Легкая дрожь в ногах моих, стала заметна Герману, и наполнив мне бокал с самбукой, присел рядом. Как же жарко под этой маской, но лучше потерплю... Я хотела его поблагодарить, но он поднес палец к моим губам. Его маска была тоже большой, и открыт был лишь рот. Если честно, то человеку со слабой психикой тут делать нечего. Вокруг одни куклы, которые играют во взрослые игры. Герман приподнял мои ноги и положил к себе на колени, массируя и разминая, уставшие от каблуков ступни. Надо признаться, очень даже возбуждает, так ненавязчиво и легко. Мне почему-то было спокойно, что со мной не поступят так же, как с роботом.

Тутанхамон сел на другой диван, а Баксли и Лео уже спустили свои штаны, покачивая своими пунцовыми головками членов, блестящими от смазки. Девушка стояла молча, ни проронив, ни звука. Словно нежную лилию, грубые руки парней терзали ее лепестки, холмики, трещинки, впадинки, несчастного создания, впитывая через ее кожу похоть и возбуждение. Баксли разлегся на диване, а Лео подтолкнув ее к нему, резко насадил на его член. С губ сорвались первые стоны девушки и первые слова имевшего: «Как здесь тесно!!!» Лео соответственно наклонил ее, предоставив свободный доступ к другому тайному отверстию.

Член очень ловко вошел без подготовки, что его приятно удивило, наблюдая за страстным союзом, и блаженствуя под руками Германа, возбудилась в мгновение ока. Все так плавно, так страстно, а как она стонет, этот ласкающий слух песня, заставляла своих насильников жестче и резче делить ее между телами. На моем лбу появилась испарина, а разум включился, когда рука Германа была практически на моем бесстыдно торчащим, упругим бугорком. Я перевела взгляд от соития на его маску. Рука остановилась. Мой язык пытался смочить сухие губы. Мне невыносимо хочется ласк, но не от него, не от незнакомого... в мой рот впился свежий, влажный поцелуй, со вкусом мяты... мята... обожаю вкус нежной прохлады, как те мятные конфеты у Алекса за завтраком

Алекс! Мои глаза распахнулись.

Это точно он, не могла ошибиться. Его губы, да и сам поцелуй, не такой как у всех, он особенный, властный и ненасытный. Его рука прикоснулась к моей нежной плоти, и я точно знала, кто такой Герман. Он смотрел внимательно, нащупывая упругий бугорок через кружева. Интересно, а он вообще догадался кто я? Или же... Возбужденность будто ветром сдуло, и по венам побежала жгучая ревность. Инстинктивно сжала свои ноги, тем самым дав понять, что игры закончились.

Ох, как хотелось скинуть маску, и залепить ему пощечину, а может, узнал и сам хочет задать тот же вопрос, что и я: « Какого хр... на?!» и как ему все это объясню? Так, скандал мы здесь явно не закатим, поэтому можно  и продолжить, включив дурочку. Герман отстранился, но мои ступни так и не выпустил, а я с живым интересом наблюдала за совокуплением.

Ева, все еще билась, под напорами стрел, так красиво в нее влетающих. Дыхание мальчиков становились все отрывистей, может горячей, что троица промокла насквозь. Лицо робота не выражало ничего, абсолютный ноль, пока Баксли не скомандовал ей улыбаться и стонать громче. Меня конкретно тянуло к ней, это было взрывом в науке, теперь ясно, почему холодные войны не прекращаются. Если можно сделать девушку, что тогда говорить о возможности создать солдатов? Это будет прямая угроза всем государствам, начнется хаос. Я всерьез задумалась о будущем. Пока мои рассуждения не перебили финальные стоны и орошения на лицо Евы. Мне нужно было с ней поговорить, и план моментально созрел!

— Баксли, можно на правах гостьи, я тоже опробую твою крошку?

Мальчики затягивались сигарами и, разводя руками Баксли мне ответил:

— Аврора, я только за, располагайся! — животный блеск сверкнул в очах. Нет, оргию с моим участием ты не получишь.

— Любезный, я хочу не при вас, хочу наедине! Если ты хочешь посмотреть, как девочки ласкают друг друга, то ты обратился не по адресу

— Я только лишь предложил! Хорошо, Барри вас проводит.

Барри, оказался тем дворецким, который меня везде сопровождал. Мы поплелись за ним по лестнице, откуда она только что спустилась. Глаза зеленые и тоскливые, даже нет, подавленного и униженного животного. Впрочем, сейчас можно с такими технологиями сделать все угодно. Мы зашли в роскошную комнату, раз так в 10 больше моего номера и я повернула ключ. Мне не хотелось, чтобы нам мешали. Взяв ее руку меня ошарашило. Пульс. У нее есть сердце. Ничего не поняла.

— Со мной нечего любезничать, скажи, что все это значит?

— Я не робот.

Ее голос был красив, густые ресницы почти прикрыли глаза и, не веря тому, что вижу, покатилась слеза. Мои губы задрожали. Каждое осознанное слово било в голове как набат. Она — человек. Это живая плоть, кровь, слезы. Мое восхищение сменилось ужасом. УЖАСОМ.

Я повела ее в душ, чтобы смыть грязь и пошлость, оставленную мужчинами. Под теплыми струями воды она немного ссутулилась и напряжение в мышцах ушло. Она повернулась ко мне спиной, пряча свои глаза. Маску я разместила как корону, хоть лицо мое отдохнет. На ее боку была вставлена пластина с несколькими кнопками, тело было без единого грамма жира, подтянутая кожа, упругая. Волосы густые и вьющиеся. Она была красавицей!

— Скажи, ты такая красотка, зачем тебе работать наложницей-любовницей? Ты

— Это не мое лицо, — перебила она, повернувшись ко мне, — это все что могу рассказать, как в знак благодарности, за ваше сожаление. Вы подвергаете себя опасности, разговаривая со мной на такую тему. И могу лишиться работы.

— Но... Мне важно знать, кто ты! Как такое возможно? И почему не твое лицо, а чье?! — я была совсем растеряна.

Ева наклонилась и прошептала на ушко, о том, что в этом замке, в каждом уголочке, стоит жучок и камера. Мои глаза закрылись, и я прислонилась спиной и стене. Голова скоро лопнет. Смешанные чувства бурлили и мешали собраться. Ева подошла слишком близко, легким движением рук, спустила бретели моего платья и припала к моей обнаженной груди. Я взяла ее голову и отстранила от себя, какое-то отвращение, вместо восхищения, растекалось по моему телу.

— Я должна выполнить ваш приказ!

— Нет. Не стоит.

Я накинула обратно бретели и подала ей полотенце. Маска вернулась на место, и хотелось поскорее вернуться в отель. Так противно, до тошноты. Мы спустились обратно в зал. Там уже все были одеты и стояли еще две куклы, одна из них почти копия Джоли, вторая тоже не уступала по эффектности во внешности. Ева подошла к ним, и принялись ласкать друг друга. Мое настроение было испорчено окончательно.

— Баксли, прошу меня простить, но мне надо откланяться! Вечер был шикарным, спасибо!

— Позволь мне тебя проводить?

— Не стоит, Аврору провожу я, — утвердительно вмешался Герман.

— Да нет же, я сама!

— Могу ли я вас пригласить на встречу, когда у вас будет свободное время? — Тутанхамон дал визитку и кивком попрощался, прихватив в объятьях кукол.

Я же между мужчинами стала нервничать, и к сожалению исчезнуть одной не получилось. Герман схватил меня за плечи, за нашими спинами двери закрылись. Нас ждала черная Volvo. Мне было тяжело маску снять, не то, что идти.

— Возможно, ты захочешь многое прояснить?

— Алекс я

— Нет, сейчас ты ничего не будешь говорить.

Мы сели в машину и маски пали. Мои губы дрожали, и жалобным взглядом смотрела на своего мужчину. Он сидел совершенно спокойно и не обращал никакого внимания. Уже темнело и звезды загорались, одна за одной, на темном небе. Пейзаж менялся с каждой секундой, а ехали мы не в отель. Он рукой приподнял мой подбородок и заставил посмотреть ему в глаза. Я не знаю, что он в них прочел, но его взгляд переменился.

— Знаешь, я не из тех мужчин, кто не ценит. Мне достаточно одного твоего взгляда, чтобы понять, где ты честна со мной, а где нет. И чем больше ты будешь мне лгать, тем меньше я буду ценить. В моей жизни были разные женщины и девушки. И все они не отвечали моим требованиям

— Послушай, я не буду выполнять приказы... мне и на работе их предостаточно!

— Не перебивай меня. Я хочу, чтобы ты поняла раз и навсегда, если ты сделаешь свой выбор, я хочу об этом знать, а не видеть, не читать в твоих глазах или еще что-то! Мои деньги, власть и статус превращают самых наивных в стерв, а любовь в грязь. Я завоевываю тебя, не совсем обычным способом, я сделал выбор еще в самолете. И если ты выберешь меня, знай, это до конца дней моих и твоих. Я не требую ответа сегодня или завтра. Ты вправе выбирать, встречаться с мужчинами, заниматься с ними любовью. Но когда я услышу от тебя признание, назад дороги не будет.

Меня всю трясло от него. От кого-то годами ждешь этих слов, а от него... Даже руки охладели, в горле все пересохло. Я подняла свои глаза и хотела все сказать:

— На самом деле, я сделала свой выбор

Он приложил палец к моим губам, не дав договорить.

— Не говори мне ничего, не стоит произносить слова сейчас, о которых ты можешь сожалеть в будущем. У тебя есть время. Время узнать меня лучше, больше. Я знаю, что ты у меня одна, а вот кто я для тебя? Ты это решила?

Я молчала как рыба. Мне и правда нечего было ответить, слишком часто я обжигалась, чтобы торопиться с ответом. И слишком много щекотливых ситуаций, которые всплывали с моим участием.

Машина остановилась около маленького домика в лесу, у озера. Мы направились в великолепный теремок.

— А это мое уютное местечко, — подарив свою лучезарную улыбку, сказал Алекс, — здесь я отдыхаю от всего: работы, пафоса, будней и никчемных поклонниц.

— Здесь красиво.

Мы вошли внутрь. Шкуры и чучела лесных зверей украшали стены. Большой камин, перед ним на полу лежала шкура белого медведя. Столик с кальяном и текилой. Широкий диван, море подушек, а аромат жареного мяса наполнял все пространство. Я несмело села на диван, а Алекс куда-то ушел. Сердце немного кололо, и мысли искали правильные слова, чтобы окончательно не разочаровать его. Он, по всей видимости, отправил прислугу и, сняв свой пиджак, сел рядом закатывая рукава.

— А теперь я хочу послушать о том, кем ты работаешь?

— Не могу об этом сказать, — чувствовала как на экзамене, под его пристальным взглядом.

— Хорошо, я не буду настаивать, тогда поговорим о Еве, если ты не против.

— Я думала, ты задашь мне вопрос, как я оказалась у Орлова, и откуда его знаю.

— Если ты готова ответить, то с раздирающим меня интересом, слушаю

Вот какого х... меня за язык тянули!? Вот идиотка. Я повернулась к нему, скрестив ноги, а он откинулся в другом углу дивана. Теплый свет огня приятно трепетал на его расстёгнутой рубашке и бликовал на пуговицах. Здесь тепло и приятно, пусть и нет никакого хрусталя и золота, здесь я чувствую себя как нельзя спокойно.

— Давай поиграем в игру? — не дождавшись моего ответа, начал Алекс.

— Какую?

— У меня есть твой любимый ликер, — он подошел к бару, звеня бутылками вытащил голубую, — а себе возьму скотч. Ты должна знать об игре, если я прав — ты пьешь, если нет — пью я. Потом меняемся. Так проще, как ты думаешь?

Он подошел ко мне и поставил на диван деревянную подставку с рюмками. В них он разлил напитки.

— Начнем? — он улыбнулся, будто приставил нож к горлу, мне не отвертеться. Черт!

Алекс сел напротив меня и задал свой первый вопрос:

— Тебе нравятся мужчины старше тебя?

Мои пальцы потянулись к стопке, пришлось пить, приятный ликер проскользнул в меня, согревая градусами.

— Ты боишься меня в какой-то степени.

Еще стопочка. Он внимательно смотрел на мою решительность — выпив не закусывая. Могу сказать только одно, быстрее запьянею, расслаблюсь.

— Ты хотя бы клубничку съешь! — ухмыльнулся мой собеседник.

— Играть, так играть! Боишься?

— Я боюсь, когда дойдем до самых щепетильных вопросов, ты и так мне все расскажешь.

— Как бы не так, разбежался. Ты был женат.

— Пей. Я никогда не был женат.

— Черт, так и правда, придется закусывать!

Хоть мы и пытались друг у друга выведать тайны, общение было самым приятным. Он принес шашлык, и мы продолжили бой.

— Ты ревнуешь меня.

Молча Алекс запрокинул скотч. Его взгляд меня медленно пожирал, покрывая мое тело мурашками и легкой дрожью.

— Тебе нравятся девушки.

— С чего ты взял? Пей, красавчик! Ты знаешь кто такой Тутанхамон.

— Конечно, знаю, этот вопрос не в счет.

— Почему?!

— Тогда выпьешь со мной...

Всплывало многое, от чего становилось ясно, что Алекс богатый, красивый, принц так сказать, любит все необычное, дружит и Денисом, и Тутанхамоном. Имя мне так и не удалось отгадать, пока алкоголь не стал брать надо мной вверх. Я поняла, что пока моя кандидатура ему по нраву, а что будет через месяц, если не соглашусь раньше, неизвестно. Он хочет детей, семью, что время остается мало. В свою очередь он раскрыл мои некоторые тайны, в которых пришлось откровенно лгать, чтобы меня не разоблачили окончательно. И самое главное. Тутанхамон и есть директор Lucky, а точнее его хозяин, и куклы, тоже его товар. Наша игра переросла в обычный разговор, наши стопки переместились на соседний стол и я села к нему поближе.

— На самом деле, Ева — законный проект, если ты думаешь, что это насилие, то ошибаешься.

— Ты так спокойно говоришь об этом, мне вот стало противно, до костей, что это получеловек! Ты себе тоже такую купишь?! — возмущалась я, немного пошатываясь.

— Нет, мне не нужны они. Мне нужна одна, — он убрал бокал и нежно положил мою ногу к себе на пояс.

— Не смеши меня, со слов Дениса, тебе могут хоть Мерлин Монро сделать!

— Знаешь, не люблю трупы... — он резко потянул меня за ногу, и я свалилась в подушки. Нажав на какую-то кнопочку, диван откинул свою спинку, тем самым превратившись в полигон. Я хохотала и, притянув его за шею поцеловала. Вкус его скотча был очень резкий, и мне немного стало не по себе.

— Хорошо, шоколадкой закушу.

— Ну, можно и клубничкой!

— Вот только постелю и сразу же займусь твоей клубничкой... — он достал красное постельное белье, немного шатаясь и постоянно смеясь ни о чем, мы вместе быстренько свили уютное гнездышко. Он подошел ко мне сзади и аккуратно спустил бретели. Его горячее дыхание ощущалось на макушке, куда он постоянно целовал, пока его руки нежно ласкали грудь. Пальцы сжимали мои сосочки, давая разряд по всему телу. Губы стали покрывать поцелуями шею и плечи. Меня еще больше стало уносить в наслаждение. Я освободилась из платья и улеглась на ложе, внимательно сопровождая взглядом каждое движение Алекса. Он не заставил долго себя ждать и нырнул ко мне. Его сильные руки массировали мое уставшее тело, спину, ноги.

Плавными движениями его возбуждение проникало в меня, перевернул к себе лицом, поцелуй и губы запорхали дальше, на груди, кончиком языка вырисовывая пируэты на сосках, заставляя их твердеть, а меня выгибаться. Дыхание сбилось и мне в этот момент не хотелось изысканности. Он будто меня понимал. Плавно и очень глубоко его достоинство овладело мной, сорвав с моих губ стоны, нутро невыносимо сладостно ныло, от мощных толчков. Тяжесть тела мягко вдавила, обвив талию и жестко впившись в ягодицы. Я чувствовала себя бабочкой, в капкане обольстителя, даже вкус скотча теперь был вкуснее всего на свете. Наши тела обжигались и остужались одновременно, без возможности остановиться. Меня все больше и больше накрывало судорогами экстаза, обвив его ногами, чтобы как можно глубже он тонул во мне, заставив содрогаться вместе. И вот все закончилось, пульсируя лишь сокровенным. Он целовал меня с передышкой, не покидая мое лоно.

— Не заставляй меня долго ждать, Вика, не заставляй...

Его член опять набирал силу во мне, и медленными движениями нас опять унесло в жаркую ночь.

Солнышко ярко светило в окно. Голова как стекло, даже и не скажешь, что пили весь вечер. Алекс так сильно сжал меня, что еле-еле выбралась. Настроение отличное! Огонь в камине уже потух, а в комнате прохладно. Развела его снова. И надев рубашку, пошла курить, заодно прихватив грязную посуду. Мне было замечательно, что даже удивляло. Перемыв ее и рассмотрев содержимое холодильника, решила, что сандвичи с яичницей будут в самый раз. Сварила кофе. Боже, кто бы мог подумать, что я буду кому-то завтрак готовить!? А так хотелось делать его для него, каждый день. Я вернулась в зал и забравшись на Алекса, любовалась его сонному виду. Щетина уже достаточно появилась, что резко обожгло мою руку. Такой весь взъерошенный... и между ногами я почувствовала пульсацию его члена. На что влагалище предательски ответило тем же. Он открыл глаза и приподнял за талию, рукой откинув простынь, приставив к губкам его сочащуюся головку.

— Что ты делаешь... — прошептала я, изнемогая, опускаясь и наслаждаясь. Мои бедра еще шире раздвинулись, чтобы его таран полностью оказался во мне. Немного раскачиваясь, я ловила томный взгляд, его руки освободили меня от рубашки, ткань которой натерла грудь. Его губы как лед, таяли на горящих сосках. Он стонал и хотел ускорить финал. Оперевшись на его мощные плечи я на нем, как на бешеных скачках, боясь соскочить с огромного жеребца, а ведь он, мне казалось, еще больше чем обычно. Не знала, что могу развить такую скорость. Грудь бесстыдно колыхалась, руки впились в его тело, а его в мое. Я стонала и содрогалась под его хлесткими извержениями, они били-били так приятно внутри. Мое тело разлилось, и ему в губы прошептала, еле выговаривая слова:

— Хорошая зарядка...

— С добрым утром!

Люблю его. Черт!!! Люблю! Он застегнул рубашку на мне и, вдыхая запах моих волос, удивленно спросил:

— Ты что готовила?!

— Представь, бывает и такое в твоей скучной жизни!

Он легко укусил меня за плечо, и мы ушли на кухню.

— Ну, так ты решила?

— О чем ты? — налила кофе и устроилась на его ноге, рука властно обняла меня, чтобы не упала.

— Тебя пригласил хм... Тутанхамон, или ты забыла?

— Нет, не забыла, но я бы встретилась...

— Я видел, как он пожирал тебя глазами, он дал тебе свою визитку, возможно, узнаешь больше о куклах, если тебе это так интересно.

— Ты думаешь, он мне так все и расскажет?

— Я думаю, что он хочет встречи, и хочет для одного, ты — женщина, и все в твоих руках.

— Значит, что тебе все равно? С такой легкостью ты меня отправляешь в лапы к извращенцу?

Я не понимала, почему он так говорит, совершенно спокойно, ни один мускул на лице не дрогнул. Он так в себе уверен? А как же наши отношения? Он сделал глоток кофе и повернулся, уткнувшись в мою щеку.

— Вика, ты такая глупая или только притворяешься? Или тебя наказать... снова?

— Нет, нет, только не это! Я все поняла!

— Хорошо.

Алекс отправился в зал, а я решила позвонить Крис. К счастью она прилетает в понедельник, что возможно облегчит мою встречу у Тутанхамона. Я готова была все отдать, лишь бы Алекс ничего не узнал. Не могу ничего поделать, вопреки всем моим желаниям и страхам, я должна доделать свою работу. Дым сигарет с ментолом приятно вдыхался, когда с ним, я все меньше курю, а потребность возрастает. Ведь уже 5 лет курю. Сама себе усмехнулась, вот блин, так и брошу! А ему все равно, возможно неприятно, но ни одной фразы и ни одного выражения лица Алекса, не выдали мои догадки. Он другой, а бывает ли лучше? Мне даже знать не хочется. Он лучше. Он мое все.

Перемыв посуду и напевая песенку, не заметила, как он наблюдает за мной. Это приятно, безумно приятно. Не успела выключить воду, как он схватил меня на руки и отнес в необыкновенной красоты ванную. Она представляла собой большой круг, зеркальный пол, стены, даже потолок. У меня рот открылся, когда увидела все это. Наш дуэт множился на тысячи и до бесконечности. В каждом углу стояла большая колонна, в которой поднимались пузырьки, и медленно менялась подсветка. Алекс незаметно снял с меня рубашку и погрузил в приятную, горячую воду.

— Ммммм, как здорово! — простонала я, — снова будешь меня мыть?!

— Если ты против, могу пойти мясо жарить...

— Нет, нет, не уходи... — схватила его за руку и немного удивилась от своей просьбы.

Он вернулся, потихоньку намыливая мои белокурые волосы приятным шампунем, вообще конечно чудно, меня еще никто не мыл, ну не считая родителей. Я полностью расслабилась, под его руками.

Понедельник. Аэропорт. Я внимательно вглядываюсь в лица, пока не вижу эту наглую физиономию. Вот сучка! Какая вся окрыленная!

— Я думала ты не прилетишь! Крис, столько нужно тебе рассказать!

— Да ты поправилась! Вик! На килограмм 5 точно!

— Ты моя дорогая меня раньше не видела, это я еще похудела! А выглядела я, прям как ты сейчас!

— Что вконтакте начиталась, своего ничего придумать не можешь? Коза!

Мы смеялись на весь аэропорт, блондинка и брюнетка, черный и белый шоколад. Не могу сказать, что мы лучшие подруги в доску, что мы ни дня не можем друг без друга, но не общаясь три месяца, в нас нет ни обиды, ни претензий почему я или она не позвонила. Мы работаем вместе, этого вполне достаточно. () Не знаю, общались бы мы после, но вместе долго находиться не можем. Так сказать два темперамента не уживаются. Даже не смотря на наше весьма отличное взаимопонимание, я не знаю ни о ее семье, парнях, даже есть ли у нее домашнее животное. Роста мы с ней примерно одинаковые, по типажу тоже.

Мы сели в такси и отправились в отель. Номер ее забронировали прямо напротив моего, что собственно было удобно. Минут через 30 она зашла ко мне.

— Ты, я смотрю, хорошо устроилась!

— Да ладно, номер как у тебя в точности, — налила белое вино, какое она любит, и полный бокал протянула ей.

— Засранка, сразу пить! — она осушила половину, — Может, в клуб рванем? Когда мы еще потусим за казенный счет? Это работка выпала прям шоколадная!

— И не говори, — я прикурила две сигареты и предложила Крис, — помнишь, в Египте, мы, наверное, недели две не вылазили из пирамиды, мать ее.