• Наша группа в -

Секс на войне

3167 просмотров

Конец XXI века. Третья мировая все-таки настигла планету, под названием Земля. Мировые державы разделились на четыре коалиции. Россия, Америка, Японитай и Германция. Четыре державы, сражающиеся каждый за клочок своего маленького мира. Это единственные стран, которые до сих пор могли отстаивать свои права.

В центре этой ужасной войны оказалась молодая студентка медицинского факультета Катрина. Русская по национальности, но застрявшая в Америке. Ей приходилось лечить солдат противника при этом скрывая свою национальность. Благо девушка, за столько времени проведенном в Америке, могла говорить уже без акцента на английском.

Утро начиналось как обычно. В большой медицинский шатер завезли очередную партию раненых солдат. Катрина принялась накладывать швы и делать перевязки. У одного парня нога болталась на нескольких мышцах. Сделав обезболивающий укол, девушка перерезала мышцы и забинтовала ногу.

— Все будет хорошо, — успокаивала она молодого умирающего солдата. Единственное что она могла сделать для солдата, в данный момент, это унять боль и быть рядом в момент смерти.

— Катрина, хватит сидеть возле него, ему уже ничем не помочь, — окликнула девушку старшая медицинская сестра лет сорока. Она была права, парня уже покинула жизнь, а кожа стала покрываться синевой. — Иди, помоги другим, — приказала женщина. Женские крики оглушающим эхом донеслись до Катрины.

— Что это? — обратилась девушка, смотря в сторону выхода. За криками последовали взрывы. Выбежав из шатра, девушка очутилась в военном хаосе. Солдаты бежали, снося все на своем пути. Одна из сестер упала, и Катрина бросилась ей помогать.

— Давай, вставай, — кричала она, надеясь на то, что это хоть как-то поможет незнакомке.

Толчок в спину повалил девушку на землю. Обезумевшие солдаты бежали кто, куда не смотря под ноги, где находились еще живые люди. Позади них подступал дым от устроенного пожара. Сумев спрятаться под железным навесом, вкопанным в землю, девушка выждала, когда все пройдут и вылезла. Дым резал глаза. Прикрыв рот рукой, Катрина, чувствовала, что начинает задыхаться. В тумане показались образы, тени. Они медленно двигались в ее сторону. Отступая назад она хотела, было, бросится на утек, но путь ей преградило нечто в противогазе. Удар пришелся на затылочную часть, отчего девушка потеряла сознание.

Проснулась Катрина от женского плача и мужского воя. Глаза слезились, руки связаны.

— Где мы? — обратилась девушка к сидящим рядам сестрам, но они не отвечали.

— Это большая девятка. Они нашли нас. Мы все умрем, — рыдал молодой солдат.

— Что еще за большая девятка? — удивилась Катрина, так как никогда не слышала о таком батальоне.

— Говорят, одна из стран сумела вывести генномодифицированных людей. Их всего восемь и каждый из них может уничтожить за час небольшую деревню.

От этих слов у Катрины пересохло в горле.

— Если мы еще живы, значит это не ваша восьмерка, ведь так?

— Перед смертью они любят мариновать людей в собственном страхе, а потом выпивают его.

— Что? Страх? Что за бред!

В шатер зашел одноглазый мужчина. Осмотрев всех, он отдал приказ жестом и вышел, а следом вывели всех живых мужчин. Через несколько минут подняли женщин и вывели следом. Их построили так, что все шли строем в два человека. Когда Катрина смогла попасть на улицу, она увидела стоящих на коленях мужчин. Возле них стояли тени и что-то делали с их лицами, а потом раздались выстрелы. Для Катрины смерть не была чем-то новым, но она еще никогда не видела, как убивают. Усадив всех в машины, они покинули разгромленный лагерь. Последние три месяца он являлся домом для девушки и она чувствовала грусть и тоску при виде того что от него осталось.

Катрина удивилась месту, в которое их привезли. Это был небольшой город, которого в это время было невозможно сыскать из-за разрушений. Девушек завели в большой амбар и выстроили в ряд. Перед ними снова возник тот же одноглазый мужчина.

— По вашей одежде я могу делать выводы о том, что вы умеете обращаться с ранами и можете залечить все что угодно. Мы расположим вас в этом месте и будем пристально следить. Скальпель вы получите только при присмотре наших медицинских сестер. Но так как сейчас вы не принесете никакой пользы, мы раздадим вас.

Катрина не сразу поняла значение слова «раздадим», но когда в помещение зашли солдаты, с довольной ухмылкой, девушке все стало ясно. Она не знала что делать, но не могла позволить им прикоснуться к ней. Являясь девственницей, она собиралась ею и оставаться.

— Итак, дамы, это ваши мужчины, которых вы должны ублажать.

— Думаю не честно с Вашей стороны обделять нас и давать первым выбор этим соплякам, не так ли командир? — по помещению раздался довольно приятный мужской тембр, а потом появился и он сам, а за ним шла свита из семи теней в плащах.

Это была большая восьмерка, о которой она слышала от убитого солдата. На вид это были обычные люди. Никаких генных отклонений, но когда они вышли на свет и сняли свои капюшоны, Катрина ужаснулась. Их глаза. У всех они были красного цвета, а у того что в центре иссиня черные.

— Конечно, Вы имеете полное право выбрать себе любую девушку.

— Право то у меня есть, только вот претенденток на согревание своей постели я не усматриваю.

Катрина пыталась отойти слегка назад, дабы ее не заметили.

— Хотя

Парень направился вдоль выстроившихся пленниц и остановился напротив Катрины.

Подняв голову, она заглянула в его мрачный омут.

— Вот черт!

— Ты звала, вот я и пришел. Ведите ее в мой дом, — с этими словами парень направился к выходу.

Катрину схватили. Отстегнув ремни связывающие девушку с другими, солдаты потащили ее прочь. Катрина царапалась, кусалась, упала на пол, отчего ее тащили по земле. Она цеплялась пальцами ног за землю, но все было тщетно.

— Давай, не сопротивляйся, Экон умеет обращаться с такими юными крошками, — солдаты смеялись, а девушке было совсем не до смеху. Она не могла допустить этого, но с каждым новым их шагом ее надежда умирала. Затащив девушку внутрь они закрыли ее в комнате. (Для )

Просидев, забившись в угол, до самого вечера у Катрин появилась надежда, что про нее просто забыли, но захлопнувшаяся внизу дверь вернула девушку в реальный мир. Сердце бешено заколотилось. Она чувствовала, как сердцебиение отдается по всему телу. На пороге появился он. Высокий, красивый, статный, черноволосы и черноглазый. Он сочетал в себе силу животной природы и мужской элегантности. Катрина еще больше забилась в свой угол.

Он прошел вдоль комнаты. Достал из шкафа бутылку со спиртным и сделал большой глоток из горла с этим действием вся мужская элегантность сразу же испарилась.

— Ты сама вылезешь оттуда или мне придется брать тебя силой? — обратился он к Катрин.

— Только через мой труп ты ко мне прикоснешься урод, — выпалила Катрина. В ответ раздался его громкий смех.

— А ты мне начинаешь нравиться все больше, — сделав еще глоток он отставил бутылку.

— Я конечно люблю борьбу, но когда это происходить в противоположным полом, для меня это в новинку. Обычно девушки сами прыгают на меня.

— Вот иди и ищи себе таких.

— А ты значит не такая?

— Нет.

— Придется проверить.

Преодолев комнаты за несколько шагов, Катрин не успела среагировать, как его рука уже сжимала ее шею.

Отбиваясь от него, девушка ударила парня ногой в живот, а своими ногтями оставила глубокий след на лице.

Отпустив ее Экон отошел назад прикрывая лицо.

— Значит любишь играть по жесткому! — опустив руки он улыбнулся. На его лице не было ни царапины.

— Как такое возможно? — выпалила Катрин.

— Я же из восьмерки крошка, а это значит, что тебе не поздоровиться, потому что я очень ненасытный.

Схватив вновь ее за шею он бросил девушку на пол.

— Нет. Нет, — кричала Катрин. — Боже, умоляю, не нужно.

Послышался треск рвущейся одежды. Разорвав на девушке майку он прижал руки девушки к полу при этом, не задействовав свои руки.

— Сила мыслей, — указал он на свою голову. — Иногда она бывает очень полезна.

Шаря по ее телу, он впился губам в шею девушки.

— Думаю это нам сегодня не понадобиться, — сорвав с девушки лифчик, перед ним предстали два небольших бугорка второго размера. Катрина никогда не славилась большой грудью, но Экону было все равно. Положив на них руки, он стал медленно сжимать их. Не прекращая разминать свои руки на ее грудях, он вновь впился в ее шею. Катрин чувствовала, как горит ее кожа от его прикосновений. Ей были противны любые его прикосновения. Она брыкалась под ним. Пыталась выкрутиться, но эта гора мышц пригвоздила девушку к полу. Почувствовав, что его руки скользят вниз, девушка закричала.

— Тише-тише, — прошептал он ей на ухо.

— Не трогай меня, — продолжала повторять Катрина.

— Не знаю почему, но у меня такое странное чувство, когда я смотрю на тебя. Ты меня жутко возбуждаешь и это ощущение несравнимо ни с каким другим ранее испытываемым мною.

Почувствовав, что ее тело уже не так прижато к полу Катрин попыталась согнуть ноги в колени и оттолкнуть его. Сделав попытку она облажалась.

— Лежать, — скомандовал Экон, выставив руку. Ее тело оказалось в полной его власти. Она не могла полностью пошевелиться. — не хорошо заниматься этим в таком грязном месте. Перебросив Катрин через плечо, Экон поднялся на этаж выше. Сняв Катрин с плеча он поставил ее на пол и ослабил мысленную хватку. Ухватившись за этот момент, девушка с развороту врезала ему по лицу, а следом кулаком ударила в нос. Но он даже не поморщился от боли, а стоял и глумился над ее слабыми попытками.

— Пора тебе уже принять тот факт, что сегодня я тебя трахну, — схватив девушку за затылок, он притянул ее к себе и грубо вцепился в губы. Пытаясь отстраница от него, она находилась в цепких объятиях этого животного.

Трест одежды вновь окутал комнату. Экон разорвал штаны Катрин на две части. Такой маленький лоскуток ткани который отделяется нас от неземного наслаждения. Катрин отходила назад пытаясь увести его от двери. Когда они оказались на довольно большом расстоянии от выхода, девушка нырнула под него и уже почти дотянулась до ручки двери, когда почувствовала его пальцы на своем животе.

— Нет, — рывком он отбросил Катрин на постель, и она вновь почувствовала, как что-то прижимает ее.

Все это время он, что и дела, так это раздевал Катрин, но теперь пришел его черед и он медленно начал раздеваться. Сбросив свой плащ, он расстегнул рубашку и снял ее. Перед девушкой показалась гора мышц, против которых у девушки совершенно не было шансов. Раздеваясь, он не сводил с нее глаз. Черные омуты погружались полностью в нее. Расстегнув ширинку, он стащил с себя штаны и в этот момент из глаз Катрин брызнули слезы. Еще никогда она не видела мужской орган в стоячем положении. Огромный член выпирал из его трусов.

— Пожалуйста, — молила девушка.

Подойдя к краю кровати Экон начал медленно водить пальцами по телу от чего Катрин начало трясти от страха. Добравшись до ее трусиков, он провел по лобку прикрывающийся тонкой тканью.

Сорвав последние остатки ткани с ее тела Катрин предстала полностью обнаженной перед ним.

— Черт возьми, у меня стоит как никогда, — восхитился он видом ее тела.

Забравшись сверху, он взял ее ноги и раздвинул их, открыв прекрасный женский бутон. Проведя пальцами по лобку, он опустился и слегка сжал клитор, отчего Катрин взвизгнула.

— Да я смотрю, ты вся горишь от желания, — просунув два пальца во влагалище он сделал несколько движений взад и вперед. — А теперь попробуем острые ощущения.

Катрин вновь почувствовала, что может двигаться. Размахивая руками она вновь стала пинаться и брыкаться.

— О дааа, — просмаковал Экон, схватив руки Катрин. — А теперь поехали.

Почувствовав жар в области влагалища следом, девушка ощутила резкую боль. Словно тысячи толстых иголок пронзили ее тело. Боль изнутри отдавалась адской пульсацией. Экон напирал все сильнее. Его темп причинял ужасную боль, но сам он умирал от наслаждения. Катрин не чувствовала ничего кроме боли и ударов внизу живота. От возбуждения она слышала как бьются их тела друг о друга сопровождаясь оглушительными хлопками.

Подхватив Катрин под мышки, он поднял девушку и начал насаживать ее на свой кол с каждым разом все глубже и глубже. Покрывая тело жаркими поцелуями он пыхтел, как обезумевшее животное. Катрин продолжала брыкаться и отталкивать его, но это были слабые попытки которые Экон с легкостью пресекал.

— Черт возьми, ты божественна, — повторял он, насаживая все глубже на свой член.

Решив сменить позу, он бросил Катрин на живот. Прижав ее тело к кровати, он навалился на девушку и вошел. Теперь он входил достаточно легко из-за обильно выделяющейся организмом природной смазки. Его мошонка билась о ее бедра, а эти звуки сводили и заводили его еще сильнее. Вцепившись в покрывало, Катрин терпела эти животные натиски и ждала, когда он кончит.

Еще какое-то время он орудовал между ее ног, а потом она почувствовала горячую жидкость, ударившую в матку. Издав яростный животный рык, он рухнул рядом.

— Вот это да! — только и смог проговорить он.