Темный принц. Глава 4: Обучение принцессы / фото, видео, рассказы истории, смотреть онлайн бесплатно!
  • Наша группа в -

Темный принц. Глава 4: Обучение принцессы

3358 просмотров


 — Дейкон. — Закричала принцесса и бросилась в его объятия. — Что происходит?

 — Тише, все будет хорошо. — Прошептал он, гладя ее по голове.

 — Я так заболела. Не знаю, что со мной. Мне очень плохо. Я хотела выйти, а дверь оказалась закрытой. — Вспыхивала она, прижимаясь к нему.

 — На нас напали. Король мертв, меня бросили к тебе. Мать закрыта в своей комнате.

 — Отец мертв?

 — Да. Теперь я король. Скоро мои воины освободят нас, потерпи немного. — Пообещал он, без капли сожеления обманывая сестру.

Аллана доверчиво смотрела на него, дрожа в его руках. Ее кожа была горячей, и он знал, что это действует его слюны, вызывая безконтрольные возны возбуждения. Ее рука непроизвольно поглаживала живот, давая ему понять, что ее матка готова к изменению.

Они всегда были близки с Аланной, и он знал, что она поверит каждому его слову. Отстраненная от мира, выращенная как тепличный цветок, она совсем ничего не знала о жизни. Тогда как он познал девушек ее возраста, которые давно уже были настоящими женщинами. Но его сестричка была еще совсем юная. Поэтому с ней принц решил пойти по-другому пути, чем с королевой. Если мать он поставил перед чудовищным фактом, то сестре он изложит свою историю, подведя ее к осознанию того, что это ее судьба — быть его королевой и самкой. И он знал, что она поверит и примет все. Для нее последующая жизнь станет естественной, словно для этого она и была рождена. Только действовать он должен очень осторожна, не надавливая на нее.

Его возбуждала мысль о том, что все его действия по обучению сестры будет видеть их мать. Потеряв на мгновение контроль от возбуждения, принц увидел как его рука, которой он обнимал сестру, изменилась, но, быстро расслабившись, он снова принял человеческий вид.

 — Ты уверен, что твои воины нас спасут?

 — Да. — Твердо произнес он. — Скажи мне, что с тобой?

 — Я... не... знаю... — вспыхнула она. — Горло печет. Ужасно хочется пить, и говорить тяжело. Живот сводит судорогой, и болит... — Она тихо заплакала.

 — Тссс... Малышка. У меня нет с собой воды, но я могу облегчить твою жажду.

 — Правда? — С надеждой спросила принцесса.

 — Угу. Но для этого тебе придется узнать то, что от тебя скрывал отец. Ты уже взрослая, но еще много не знаешь. Поэтому я спрашиваю тебя, ты готова?

 — Да. — Ответила она, и спрятала лицо у него на груди. — Я уже столько раз задавала маме разные вопросы, но она всегда молчит, а король наказывал меня, если узнавал об этом.

 — Теперь я твой король. И я отвечу на любой твой вопрос.

Она подняла на него доверчивые глаза, но тут же согнулась пополам от сильной боли внизу живота. Из ее глаз потекли слезы, ее дыхание участилось, а язык прошелся по пересохшим губам.

 — Моя малышка. — Нежно прошептал он и подвел ее к кровати, усаживая на край.

Его руки потянулись к поясу ее халата, и медленно развязали его.

 — Что ты делаешь, Дейкон? — Шепотом спросила сестра.

 — Тебе ведь жарко, — она кивнула в знак согласия, — поэтому мы должны снять все лишнее с тебя. Так тебе будет лучше.

Он улыбнулся, когда увидел, как зарумянились ее щеки, и знал о чем она подумала. Еще никто не видел ее голой.

 — Не стесняйся. Это вполне естественно. Когда я был в комнате королевы, то она была полностью обнажена.

 — Мама?

 — Да, ведь она знает, что это позволено. Это тебя отец закрыл в этой комнате и оградил от всех. Ты даже не знаешь элементарных понятий.

 — Но ты расскажешь мне? — С надеждой спросила принцесса.

 — Конечно. Когда нас освободят, ты уже будешь знать все, что знает королева. Ты не в чем не будешь ей уступать, а даже превзойдешь.

Он видел, как загорелись ее глаза, и понял, что выбрал правильную тактику. Он сыграет на ее обожании матери, на ее желании быть во всем похожей на нее. Дейкон снял с нее халатик, радуясь тому, какой податливой она была в его руках. Он наслаждался видом ее белоснежной кожи, ее упругой молодой грудью, ее маленьким холмиком светлых волос. Он сглотнул, представив ее наполненной его семенем, с грудью налитой молоком, которая будет свисать под его тяжестью.

Его рука накрыла ее холмик, и стала опускаться вниз. Большой палец надавил на клитор, а ладонь легла на вход в лоно. Она застонала, почувствовав мимолетное облегчение, и сильнее прижалась к его руке. Ее невинный, неосознанный ответ еще больше распалил его, и Дейкон почувствовал, как его твердый член упирается в завязки на штанах. Его сестра была так отзывчива именно из-за своей необразованности, ведь ее не сдерживали условности и законы.

Он поласкал ее еще пару раз, а затем заставил себя отстраниться, и сделал шаг назад. Она медленно открыла глаза, затуманенные страстью, и жалобно застонала. Он знал, что как только он убрал руку, жажда вернулась, и ее тело содрогалось от ее силы.

 — Аланна, я хочу тебе кое-что показать. Смотри внимательно.

Она кивнула.

 — На самом деле мужчины очень отличаются от женщин, не только физически, но и внешне. Просто король запретил нам показываться, и мы превращаемся, становясь более похожими на вас. Когда мы выйдем из этой комнаты, я отменю этот приказ, и поэтому воины, которых ты увидишь, будут не такими как раньше.

Дейкон так уверенно рассказывал ей эту сказку, что Аллана просто впитывала в себя его слова, веря в каждое из них. Принц желал, чтобы она приняла его другую форму без страха. Он снял с себя рубашку и выставил вперед руки.

 — Посмотри на мои руки. — Он изменил их, на пальцах появились когти, мускулы увеличились, а кожа стала серого цвета.

 — О, Боже. — Ахнула принцесса, но ни капли не испугалась. Она провела руками по его мышцам, удивляясь его силе. — Все мужчины такие? — Ее голос был хриплым, потому что во рту все пересохло, а живот сводило от жажды.

 — Да. Смотри дальше. — Он изменился полностью, чувствуя, как трещат по ногам штаны. Тогда он провел по ним когтями и откинул лоскутки в стороны. Его большой твердый член стоял прямо перед ним, пульсируя от желания.

Аллана замерла, первый раз в жизни увидев голого мужчину. Теперь она не сомневалась в том, что все выглядят также как ее брат. Она потянула руку к непонятному органу, которого у нее не было, но тут же отдернула и со смущение посмотрела на брата.

 — Ты можешь коснуться его. — Произнес принц, взяв ее за руку и положил на основание его фаллоса. — Я могу напоить тебя с его помощью. Тебя еще мучает жажда.

 — Да, — прошептала она. — Так сильно, что я даже уже не могу говорить. Но разве в нем есть вода?

Ее взгляд был прикован к его органу, а рука нежно скользила по его поверхности.

 — Этот орган называют членом. Он есть только у мужчин. Видишь под ним мешочки? Там находиться жидкость, которая утолит твою жажду. Стань на колени, и я напою тебя.

Аллана со смущением и сомнением посмотрела на его орган, потом перевела взгляд на лицо брата. Он утвердительно кивнул, и она, не в силах больше терпеть эту муку, выполнила его просьбу. Дейкон взял ее руки и положил их на свой фаллос, накрыв сверху своими, показывая как нужно его держать. Его член был таким большим, что не помещался в ее ладони, поэтому ей приходилось крепко сжимать его двумя руками. Принцессу удивила его твердость и мощь, в противовес этому его кожа была на ощупь шелковистая и гладкая, ее руки легко скользили по нему, из-за мягкого покрытия желтоватой слизи. Она ощутила  восторг и восхищение, познавая доселе неведомое ей. Это отдавалось жаром внизу живота.

 — Ты должна взять головку себе в рот, втягивать как конфету, при этом облизывать его языком. — Объяснил он.

Она несмело притянула его член к своим губам, и, раскрывая рот пошире, втянула в него головку. Дейкон мягко положил руку ей на голову, зарываясь пальцами в ее золотистые локоны. Ощущение ее губ сводило его с ума. Она была такой маленькой, такой хрупкой, что казалось ей невозможно принять его в свое горло. Но он знал, что слизь поможет, и она будет соответствовать. Ее язычок прошелся по его головке, и, найдя уздечку на его наконечнике, стал посасывать там. Он немного ослабил свой контроль, и позволили паре капель спермы спуститься ей в ротик. Его сестра охотно проглотила их, и тут же отстранилась, подняв голову верх.

 — Это так вкусно. Я хочу еще. — Ее глаза блестели от восторга, и он ехидно улыбнулся, понимая, что для нее уже нет возврата назад.

 — Что бы получить больше ты должна расслабить свое горло и впустить его туда. Только так я смогу тебя напоить.

 — Но он слишком большой.

 — То вещество, что ты чувствуешь пальчиками, поможет мышцам твоего горла расслабиться, и он сможет войти полностью. Но тебе придется перетерпеть первый дискомфорт. Зато потом ты полностью утолишь свою жажду. Ведь этого было мало, не так ли?

 — Да. Я все еще безумно хочу пить.

 — Тогда делай, как я сказал, сестричка. Ты ведь знаешь, что я никогда не обижу тебя. — Она кивнула, и Дейкон наклонившись, поцеловал ее в лоб.

Ободренная его словами, она снова сжала его орган руками, и взяла его в рот. Он вошел только всей головкой и уперся в стенку ее гортани.

 — Дыши носом, малышка. И расслабься. — Он сжал руками ее голову, и стал продвигаться дольше.

На глазах Алланы выступили слезы, ей стало больно.

 — Терпи, сейчас станет легче. — Он продвинулся еще немного, и тут Аллана почувствовала странный привкус.

Его слизь стала действовать на ее гортань, расслабляя ее мышцы и уменьшая боль. Дейкон сделал выпад и полностью вошел в ее рот. Он положил ее руки на свои переполненные яички, показывая ей как правильно сжимать их. Ее нос уперся в его волоски, и мускатный запах вдарил в голову, опьяняя. С каждым ударом он двигался сильнее и быстрее. Его когти слегка оцарапали ее шею возле макушки, но она не заметила этого. Принцесса мяла его мешочки, желая поскорее ощутить их жидкость в себе. Дейкон входил в нее как сумасшедший. Выпад, еще один, и еще, и вот он с силой прижал ее лицу к своему паху, и, наконец, спустил в свою сестру семя. Аллана жадно глотала, спасительную жидкость. Всю ночь она чувствовала себя больной, металась по постели, страдая от жажды, и вот, наконец, она получила удовлетворение. Принцесса испытала оргазм от одного вкуса его спермы, но даже сама не поняла свое состояние. Зато Дейкон прекрасно все понимал. Он был доволен тем, что его слюна сделала ее такой восприимчивой к нему, и вскоре он вольет в нее еще больше этого вещества. Он запустит ее в кровь, изменяя не только матку сестры, а сделает ее идеальной сукой, отвечающей любому его желанию.

Он мягко вышел с нее, и, сжав подбородок, закрыл ее ротик.

 — Не упусти ни капли. — Произнес он, смотря в ее потерянные глаза.

После чего принц поднял ее на руки, и положил на кровать, разведя руками в разные стороны ее ноги. Она раскинула руки, находясь немного в прострации, и полностью открывая свое тело его взгляду.

 — Меня тоже мучает жажда. Позволишь удовлетворить ее. — Проговорил он, но сестра лишь еле заметно кивнула, ведь его слова еще не дошли до ее сознания.

Он наклонился к ее лону, прижимаясь к нему носом и втягивая ее запах, потом поднял глаза и посмотрел поверх тела сестры, на стену, которая стала прозрачной для его взгляда. Он увидел свою мать, которая сидела в кресле. Слезы текли по ее щекам, рукой она закрывала рот, вспыхивая и дрожа, вторая же находилась на клиторе. Королева испытывала ужас, наблюдая за тем, что он делает с ее дочерью и своей сестрой, и в тоже время еще сильнее возбуждалась, дергаясь от оргазма, когда ее живот стал снова понемногу уменьшаться. Он злорадно ей усмехнулся и вернулся к драгоценному холмику своей сестры.

Принц накрыл ее клитор губами, посасывая его и покусывая. Аллана дернулась, почувствовав, как нарастает наслаждение, и в тоже время до боли горит ее низ живота.

 — Дейкон, пожалуйста! Это так больно сделай, что-нибудь. Помоги мне. — Взмолилась она.

Его язык заработал энергичнее, с силой играя с ее раздутым клитором, проводя им по ее мокрой щели, облизывая ее соки. Он проник самым кончиком в ее влагалище, доставая до девственной плевы, и остановился. Дейкон не хотел разрушить ее языком, только членом. Он желал, чтобы его мать видела девственную кровь на его органе, перемешанную с соками сестры и его спермой.

Аллана, испытывая новое неизведанное наслаждение, вцепилась в его волосы, непроизвольно прижимая сильнее к себе. Ее ноги сжали его голову, а пятки уперлись в плечи. Ей казалось, что она горит. С одной стороны она ощущала полный экстаз, с другой внизу живота сдавливало все сильнее, вызывая судороги.

С каждой минутой он действовал все интенсивней и интенсивней, почти до крови кусая ее клитор, втягивая в себя ее половые губы, и невинное тело сестры не выдержало. Она забилась в оргазме, крича на всю комнату. И в эту секунду, он повернул голову, и сильно укусил ее в бедренную вену, впуская в ее кроваток свою слюну, которая несла специфическое вещество, что должным образом воздействует на нее, разделяя яйцеклетки, приспосабливая ее тело и меняя ДНК. Теперь она сможет выносить несколько плодов за раз, ее ткани стану мягче и смогут растягиваться до нужных пределов.

Принцесса кричала так сильно, словно умирала. Боль была не просто не выносимой, казалось, она раздирала ее кожу. Она выгибалась и дергалась, стараясь вырваться с его рук, которые, сжав ее таз, удерживали ее на месте. Влив в ее вены нужное количество слюны, он зализал рану, которая стала затягиваться, оставшись лишь шрамом на ее теле.

 — Больно, как же больно... Я не выдержу. Я умираю. Дейкон!!! — Кричала она, метая головой по постели.

Но он не обращал внимания на ее слезы и мольбы. Поместив себя между ее ног, он завел их себе за спину, заставив обхватить его тело, и прижался своим большим членом к ее узенькой дырочке. Одну руку он положил ей на грудь, прижимая ее к кровати, не давая двигаться, зная, что оставит синяки на белоснежной коже. Его член стал максимально большим от возбуждения, крайняя плоть сдвинулась и огромная головка полностью вылезла наружу, а вены по всем протяжение него вздулись.

Смотря на своего сына, королева испытывала страх за дочь. Ее малышка сейчас находилась в таком состоянии, что не замечала того, что в нее скоро войдет. Член ее сына стал еще больше, чем когда он входил в нее, и она рыдала от ужаса, боясь, что он разорвет свою сестру. Но умом уже понимала, что Дейкон не позволит этому случиться. Королева не знала, что он сделал с Алланой, когда укусил ее, но припоминала, что сын что-то говорил о разделение яйцеклеток. По его словам они были слишком важны для него как самки, и королева боялась представить, какие еще извращения проявит к ним Дейкон, поэтому о смерти им стоит только мечтать. Ее рука легла на живот и ощутила пульсацию. Боже, неужели, и правда, она беременная. Королева вспомнила те года, когда носила под сердце Дейкона или Аллану. Для нее это были самые счастливые дни. Ей нравилось быть беременной, несмотря на то, что она полнела с каждым днем. Будет ли этот ребенок иметь частичку ее, или же он будет полностью таким чудовищем как его отец, ее сын. От мыслей ее выдернул крик дочери, и королева, закусив губу, стала смотреть, как ее сын, превращенный в монстра, совершал еще один грех, трахал свою сестру.

Дейкон вошел в нее со всем силы, и ее маленькое хрупкое тело поднялось вверх, выгибаясь дугой насколько это было возможно. Громкий крик пронесся по комнате, обрываясь до хрипоты. Его член уперся в толстую кольцевидную мышцу, защищающую ее матку. Струйка алой крови потекла по ее бедру, омывая шрам от укуса, и капая на белоснежную простыню. Он зарычал, чувствуя, как сильно сжимает его твердый орган мышцы ее канала. На ее плоском животе вырос бугор очертя контуры его члена. Если бы не все волшебные вещества, которые содержались в нем, размножение его вида стало бы не возможным. Они бы просто убивали самку в момент спаривания. Но его слюна, слизь, покрывающая член, сама сперма, делала с телом человеческой женщины такие преобразования, которые выходили за рамки разумного. И это не исключало возможность, что многие женщины просто сойдут с ума, но это не помешает им исполнять свою функцию в новом мире, наоборот даже поможет.

Принц замер на мгновение, давая ей время привыкнуть, осознать, кем она стала. Он знал, что как только начнет движение, слизь на члене расслабит ее мышцы, уменьшая боль, а первый поток семени облегчит жар внизу живота. Но он не спешил унести мучения сестры.

 — Прости, малышка. У меня не было выбора. Это нужно было сделать. Скоро боль уйдет и тебе станет очень хорошо. Я обещаю. — Произнес он, наклонившись к ней, но не прижимаясь к ее телу. Рукой он сжал ее подбородок и заставил посмотреть на себя.

Аллана потерялась в реальности, боль была так сильна, что ей просто хотелось потерять сознание, чтобы не ощущать ее. Она чувствовала боль в животе, внизу живота, ощущая себя разорванной пополам, переполненной чем-то твердым, мощным. Его слова врезались в ее мозг, заставляя сконцентрироваться на них. Под натиском его руки она открыла глаза, и посмотрела на брата.

 — Правда? — Одинокая слеза потекла по ее щеке.

 — Да. Тебе больше никогда не будет так больно. Ты у меня умница, все очень хорошо перенесла. Мама будет гордиться тобой.

 — Ты уверен? — Тихо спросила принцесса, ободренная его словами.

 — Конечно. Она тоже это пережила, и кричала также как и ты. Зато теперь она счастлива, потому что несет моего ребенка. У тебя будет прекрасный братик.

 — Но разве так можно?

 — Конечно, можно. Наш отец был эгоистом. Женщины страдали под гнетом его тирании. Но я теперь положу этому конец. И первыми я решил порадовать своих самых любимых женщин. — Дейкон нежно поцеловал ее в губы.

От его слов сердце принцессы наполнилось счастьем, и она сказала себе, что готова перенести все лишь бы брат любил ее. Все. Даже эту ужасную боль, которая никак не прекращалась. Она улыбнулась ему, сквозь сжатые губы, стараясь больше не показывать свои страдания, но уже через секунду не выдержала и болезненно застонала. Принц усмехнулся и поднялся. Он положил свои руки ей под ягодицы, приподнимая ее нижнюю часть верх. Сейчас он стоял на полу, похороненный в ее лоне. Тогда сжав ее бедра, он стал выходить из нее. Ее мышцы непроизвольно удерживали его член, не желая выпускать. Выйдя на пару дюймов, он с силой вошел снова. Член стал вырабатывать слизь, которая смешалась с ее соками, позволяя с каждым разом все легче проникать в нее. Благодаря этому темп его движений начал нарастать, и он вдалбливался в свою сестру со всей мощью.

Аллана сжала руками простынь, разрывая ее, не в силах больше кричать. Ее шея выгнулась, а голова уперлась в кровать. Брат не соврал ей. С каждым его движением боль отступала, а вместо нее приходило удовольствие раньше невиданное ей. Она даже не знала с чем сравнить такое, и только сейчас поняла, чего ее отец лишал раньше. Стоны наслаждение стали вырываться из нее, когда она почувствовала его руки на своей груди.

 — Да, сестричка, вот так. — Подбадривал он ее. — Стони громче, чтобы все слышали. Чтобы услышала наша мать и позавидовала тебе, пожелала оказаться на твоем месте.

 — Дейкон, этого мало, — хрипела она, — там все равно горит.

 — Скоро это пройдет. Когда ты понесешь, боль уменьшиться.

 — Пожалуйста, пож... — слово утонуло в новом стоне, сливаясь с рыком Дейкона, когда он, наконец, спустил в нее семя.

Это было блаженство. Она парила на небесах, чувствуя, как боль в матке прошла, перейдя в тепло, что разлилось по ее телу, доставая даже до кончиков пальцев. Принцесса забилась в сильных конвульсиях, когда новый маленький толчок постиг ее внизу живота, при этом брат оставался неподвижным.

 — О, Боже... О, Боже...

Его белая густая сперма стекала с мешочков в ее разгоряченное лоно, растягивая ее живот. Сквозь туман наслаждения, он видел, как увеличивается плоский животик сестры. Теперь его член уже не выделялся на нем, а она выглядела на семь месяцев беременности, но он не прекращался спускать свое семя. Он чувствовал, как медленно вытягивается его плодородная сперма, наполняя ее яйцеклетку, как его маленький отросточек отступил, переходя от одной яйцеклетки в другую, в то время как он своей более густой спермой подготавливал среду в ее матке, где будет расти эти три месяца их потомство. Вот ее живот уже увеличился до девяти месяцев, и не смотря на то, что с матерью он на этом остановился, измененная ДНК сестры позволяла влить в нее еще больше. Когда же наконец Дейкон почувствовал, что его мешочки полностью пусты, живот ее сестры был неестественно огромным. Он знал, что теперь она вряд ли сможет сама передвигаться, ведь вся эта тяжесть будет мешать ей. Но был невероятно удовлетворен и горд собой. Его самка была переполнена его семенем, ее тело развило больше яйцеклеток, чем он рассчитывал, и теперь ней зрело шестеро плодов. Он нежно погладил ее окружность, и сестра в ответ застонала, медленно открывая веки, приходя в себя после беспамятства, в которое ее вогнали бесчисленные оргазмы. Дейкон усмехнулся, понимая, что ее живот теперь был одной из эрогенных зон, так же как грудь и клитор.

 — Дейкон, что со мной? — В шоке спросила Аллана, посмотрев на свой живот.

 — Ты прекрасна.

 — Но почему он такой большой.

 — Потому что там растут наши дети. Ты теперь женщина, сестренка. Моя женщина и королева нового мира. Свободного от тирании отца.

 — Дети? — Удивленно спросила она, но в ее голосе не было ужаса. Ее руки нежно легли на вздутый живот, и она почувствовала колебания, которые вызвали в ней легкие волны удовольствия. Ее глаза восхищенно заблестели.

 — Они будут расти вместе с ребенком мамы?

 — Конечно. Королева-мать родит чуть раньше тебя, и ты будешь смотреть на это. Тебе понравиться производить детей на свет. Это также прекрасно как то, что произошло между нами.

 — Я все еще чувствую тебя в себе. — Смущенно проговорила она.

 — Я не мог выйти, пока ты не проснешься. Мне нужно научить тебя сжимать две внутренних мышц, которые недавно появились у тебя. Они словно створки во входе в твое влагалищн. Только истинные самки получают такой дар. Он служит защитой. Благодаря им ты сможешь удерживать мою сперму в себе, пока потомство ее не поглотит. Если она вытечет из тебя, наши дети умрут.

 — Тогда не выходи из меня. Это так прекрасно, чувствовать тебя внутри.

 — Я король и у меня много обязанностей. А ты теперь королева.

 — И какие обязанности у меня?

 — Выносить мое потомство. Родить его. Понести снова. Впускать меня в свое лоно безоговорочно. Дарить мне наслаждение. Любить меня.

 — Я и так люблю тебя, братик. Очень сильно.

 — И я тебя, моя королева. — Он слегка нагнулся к ней, стараясь пока не надавливать на ее живот.

Его глаза уставились на ее губы, раскрывшиеся для поцелуя. Принц высунул язык, и протянул его между ее губами, сталкиваясь с ее языком. Большая часть его языка висела в воздухе, словно соединяющийся мост между ними. Аллана дернулась под ним и стала сосать его язык. Ей безумно нравился его вкус, его шероховатость, которая щекотала ее небо.

 — А сейчас сосредоточься. — Произнес он, оторвавшись от нее. — Подумай о своих внутренних мышцах, пожелай закрыть их, сожми их мысленно и ощути это физически, как только почувствуешь, что я выхожу из тебя.

 — А если у меня не получиться? — Со страхом спросила она.

 — Я здесь, рядом. Я снова наполню тебя, и мы попробуем еще раз. Но тебе нужно постараться, чтобы все получилось с первого раза.

Она кивнула, готовая попробовать. Ее сердце наполнилось страхом потерять их ребенка, и жаждой скорее показаться матери, желая, чтобы та увидела, что она уже больше не девушка, а скоро сама станет матерью.

Аллана почувствовала, как его большой член, стал медленно выходить из нее, и с силой сжала свои мышцы, надеясь, что делает все правильно. Дейкон вытянул свой фаллос и увидел, как с ее влагалища стекает маленькая белая струйка. Он испытал разочарование, и уже готовился снова войти в сестру, когда струйка перестала течь.

 — Умница моя, — Произнес он, ложась рядом с ней и целуя ее в губы.

 — У меня все получилось?

 — Еще как. Ты же моя королева. У тебя не может получиться.

 — А мама так тоже может.

 — Нет, в этом ты ее превосходишь. Ей приходиться закрывать воском свое лоно, чтобы не потерять ни капли моего семени. — Произнес он, и снова посмотрел на матерь, которая содрогалась в конвульсиях экстаза. Ее живот теперь еле выглядел на шесть месяцев. Ах, да он забыл ей сказать, что чем больше она возбуждается, тем быстрее плод поглощает сперму.

Дейкон перевел взгляд снова на сестру, которая уже закрыла глаза и стала дремать. Ну что ж она заслужила свой отдых. Он знал, что королева тоже сейчас уснет после последствий оргазма, и решил, что и ему не помешает короткий сон. Ведь еще столько предстоит сделать.

Он положил одну руку на живот сестры, а вторую на лоно, слегка входя в нее средним пальцем, так для предосторожности, вдруг она во сне полностью расслабиться. Но радостно улыбнулся, уткнувшись ими в ее врата. Как же ему будет нравиться проходить сквозь них снова и снова. Он и ненадеялся, что она получит это дар. Но судьба была благосклонна к нему, нашептовала, убеждала в правильности его поступков. Аллана застонала, и придвинулась ближе, положив голову ему по бок. Ее светлая кожа резко контрастовала с его темно-серой, заставив его улыбнуться. Принц, теперь уже полноправный король, поцеловал свою королеву в лоб, и сам отдался сну.