• Наша группа в -

Sexwife декамерон. Когда погода портится...

2838 просмотров

— Сережа, ну что ты стал, как истукан! Деньги доставай. Не задерживай очередь!

Я посмотрел на жену. На милом личике Татьяны было нетерпение. Я еще сомневался. Кассирша смерила меня железным взглядом:

— Мужчина, быстрее думайте, Вам билеты давать? или отходите!

Я протянул купюры:

— Два билета, пожалуйста

Жена, не дожидаясь меня схватила свой билет и заспешила вперед по плохо освещенному коридору. Я поплелся за ней.

Первое посещение лекции доктора Анатолия Павловича Бассаргина было бесплатным, а вот за последующие занятия по его «Трем ступеням семейных отношений» надо платить... Эти лекции моей Тане порекомендовала какая-то ее дальняя подруга, наговорила всякой белиберды про то, что они якобы помогают снять проблемы в семейной жизни. Да я и так всегда считал, что у нас с моей женой нет никаких проблем... И прожили мы с ней бок о бок уже пять лет. И люблю я ее по прежнему, да и она вроде меня тоже. Однако что-то в той первой лекции мою Таню заинтересовало, что именно я не знаю: она ходила на нее одна, а вот теперь и меня потащила.

Мы находились в малом зале Дворца пионеров. Освещена была только небольшая сцена. Я прошел в темный зал, плюхнулся рядом с женой, про себя отметив, что народу в зале собралось очень мало. Из динамиков лилась легкая медленная музыка. Вдруг на сцену размашистой походкой вышел высокий плотный мужчина. На вид я ему дал лет пятьдесят — пятьдесят пять. Я понял, что это Анатолий Павлович Бассаргин. Он громко откашлялся и спросил:

— На первой лекции я попросил, что бы все пришли семейными парами. Если кто-то пришел один поднимите руки.

Несколько человек подняли руки вверх.

— Вы свободны, уходите. Вам вернут деньги.

Я был удивлен. Вот так запросто выгнал и всё!

Когда в зале остались только пары он продолжил:

— Для долгой и счастливой семейной жизни надо разбудить тайные желания женщины, вот и всё! Я называл свою систему «Три шага». Все очень просто: здесь и сейчас я погружаю вас в гипнотический сон Первого шага. Очень важно, что бы вы и ваша вторая половина сидели рядом друг с другом. Если ситуация не будет устраивать кого-нибудь из супругов, то он вправе сказать СТОП и тогда все прекратиться. Но при слове СТОП вы встаете и мы с вами прощаемся навсегда... Система очень проста

... было еще что то, чего я не разобрал, пока я не разглядел в ночной тьме отель на обочине. Круто забрав руль вправо, я припарковался. Сильный ночной ливень хлестал по машине, заливая стекла. Погода окончательно испортилась. Моя жена сидела рядом со мной. Она, вздрогнув, проснулась:

— Где мы, Сережа? — Таня сладко потянулась, выгнула спинку.

На ней было облегающее летнее платьице, коротенькое, чуть прикрывающее попу, с большим вырезом на груди. Через тонкую ткань отчетливо просвечивались темные соски грудей. Я залюбовался торчащими сосочками супруги.

Лето было в самом разгаре, мы ехали на отдых к морю. Только я и она. КРАСОТА!!!

— Где-то середина пути, Тань. — я закурил — ливень такой, что дорогу не видно! Вот попался отель.

— Ты хочешь остановиться на ночь? Умм — жена наморщила носик — давай я лучше сяду за руль?

— Нет — отрезал я — дорога опасна! Выходи.

Пискнула сигнализация авто, закрывая двери, и мы, схватившись за руки, побежали ко входу отеля. Дождь со злостью набросился на нас и стал яростно полоскать с головы до ног. На ходу Таня скинула босоножки, взяла их в руки и захлюпала по лужам босиком.

Я постучал в закрытую дверь и посмотрел на жену. По ее мокрым волосам стекала вода. Платьице все намокло и отчетливо вырисовало груди супруги, ее гибкий стан, контуры стрингов на попе.

За дверью послышались шаркающие шаги. Кашель. Жена посмотрела на меня озорными глазами и шутя тряхнула плечиками, от чего ее грудь заходила ходуном. Она подмигнула мне:

— Спорим хозяин смутится, увидев меня такой?!!

Я улыбнулся, откинул недокуренную намокшую сигарету. Скрип замка. Дверь открылась, жена первая шагнула вперед, передав мне ее туфельки.

Нас встречал заспанный парень, босиком в одних трусах семейниках. Он был молод, тощ курил сигарету, при этом давился кашлем.

— Доброй ночи, господа — его голос мне показался знаком — чего изволите?

Он не скрывая взгляда, без стыда уставился на просвечивающиеся сквозь платье груди моей жены, затянулся и выпустил дым в ее сторону.

— Понимаете — Таня стрельнула на него глазками — мы хотим переночевать, нам нужна комната.

Она явно кокетничала с ним. Это забавляло меня. Сейчас она вела себя, как тогда, когда мы были подростками и я бегал за ней. Впрочем за ней так же бегали еще три-четыре пацана — жениха, из которых она почему-то выбрала именно меня. Я начал заводится от вида полуобнаженной жены в мокром просвечивающимся платье, стоящей перед незнакомым парнем. И не только я один... в трусах парня начал на глазах расти немаленький бугор, оттягивая трусы вперед.

— Вам нужна комната? — парень нескромно почесал бугор — а мне нужна баба. Да и денег я не возьму с вас: комната в обмен на поцелуй. Да, к стати, для тебя, мужик, у меня комнат нет! Ты поедешь дальше, а она — тут тощий наглец ткнул пальцем в сторону моей жены — останется здесь! Потом тебя догонит... если захочет!

Да он клеит мою жену!!! При мне клеит мою жену!!! Вот это да!!!

Таня улыбнулась, смерила меня критическим взглядом:

— Ну что, милый?

— Дорогая, нам надо поговорить — ответил я, напуская серьезности в свой тон — дорога была очень трудная, завтра еще долго и далеко ехать

Я нес чушь, пока мы с женой отходили в сторонку.

— Да ты понимаешь ЧЕГО он от тебя хочет?!! — начал я, но Таня оборвала меня.

— Милый, мы в каком-то богом забытом отеле, посередине ночной непогоды. Только ты, я и этот парень... нас никто не знает, через несколько дней мы с тобой вдвоем будем загорать где-то в сотнях километрах отсюда!!! и никогда, слышишь, НИКОГДА сюда уже не вернемся! Так?

Я молча кивнул, она, набрав в легкие воздуха и смелости, продолжила:

— Сережа, давай сбросим маски! Это идеальное место! только скажи, скажи ему и мне сейчас не то, что ДОЛЖЕН сказать, а то, что ХОЧЕШЬ ты сам!!! Решай

— ... а чего хочешь ты? — прошептал я.

— ... остаться... я хочу попробовать... с другим

Я смотрел на свою жену и понимал, что не смогу ответить «нет». Я любовался ей, ее блестящими глазками, игриво наморщенным носиком, задиристо вздернутыми сосочками... как же она преобразилась! как будто помолодела, скинула с себя невидимый груз проблем и комплексов. Она прекрасна!!! я люблю ее.

Таня развернулась и подошла, виляя бедрами к нагловатому парню. Она положила руку ему на плечо и обернулась ко мне.

Они вдвоем молча смотрели на меня, не отводя глаз. Они ждали мое решение.

Я делано развел руками:

— ну, что ж... раз моя благоверная меня не слушается... хаха... — как я глуп сейчас — я согласен

Жена улыбнулась и с облегчением вздохнула. Наглец обхватил ее за талию и притянул к себе:

— Ты согласен?! Ха! Вот и хорошо. Теперь раздень ее для меня!

Я остолбенел, не зная как реагировать.

— Ну же, милый — инициативу взяла моя Таня — давай! подойди ко мне... вот так... снимай!..

Шорох падающего на пол платьица. Стринги я положил рядом... аккуратно... бесшумно

— А теперь ты, красавица, поцелуй вот это! — скомандовал ОН.

ОН стянул с себя трусы. У него оказался толстый член, больше и толще, чем мой

Руками ОН нажал на плечи моей жены и поставил ее на колени перед своим членом.

— А ты вставай на колени рядом! — снова команда.

И я?! я-то зачем?!

— Целуй член! — команда моей жене — и смотри мне в глаза!... вот так... предано, сука, смотри!... аааххх, давай! сука! соси!!!

Я видел все как в тумане. Эту обнаженную дикарку, сгорающую от похоти, я видел впервые! Жена с упоением заглатывала член целиком, щекотала  кончиком языка, лизала яйца и снова заглатывала член целиком... Ее возбужденные голые груди ходили ходуном.

ОН повернулся ко мне:

— Ну, что уставился? Жену свою что ли никогда голой не видел? Настало время для поцелуя! Целуй ее, плати за комнату!

Так вот какой поцелуй — плата... я должен целовать жену, отсасывающую ЕГО член... Таня прекратила насаживаться ртом на член и посмотрела на меня... я медленно приблизился к ее лицу... к ее губам... вкус ее губ был не обычен... я слился с ней в нежном поцелуе! от возбуждения мне срывало крышу. Жена оторвалась от моих губ и продолжила свое занятие. ОН шумно задышал и начал кончать. Таня услужливо подставила открытый ротик. Через несколько секунд он был полон, а ее лицо заблестело от мутноватых капелек.

— Глотай!

Моя жена повиновалась.

Я шел к выходу на ватных ногах. Они, обнявшись, шли в комнату

Машину завел с пол оборота... педаль газа в пол.

... я открыл глаза. В зале почти никого не было. На сцене никого... жена рядом. Так же медленно открывает глаза:

— ... пойдем домой, Сережа?

Из зала люди расходились, стараясь не смотреть друг другу в глаза

Помню, домой мы шли молча. Каждый, видимо, думал о своем. Я уж точно. Меня раздирали противоречивые чувства: «... грязь какая-то... как я мог?!» меня передергивало «... оставил жену... СОБСТВЕННУЮ жену с мужиком, а сам уехал... да знала бы Таня, что я отдал ее другому, так она бы меня не то, что бы уважать перестала... да она бросила бы меня...» НО

НО какой-то маааааленький червячок внутри меня ехидно улыбался: «тебе было приятно... чертовски приятно!!! и жена, мягко говоря, не против остаться была, так-то!».

В любом случае я был рад, что моя Таня не догадывается о том, что мне привиделось. Интересно, а что видела она? Даже не рискнул ее об этом спросить

Потом, дома, было все как обычно. Ужин, быт. Воспоминания, конечно, не отпускали, но притупились. Да и было ли ЭТО вообще?! Таня, вроде, весела, общается со мной нормально. Я расслабился.

Уставшие упали в кровать, погасили свет. Жена прильнула ко мне. Мы наслаждались тишиной и теплотой друг друга. Рукой я проник под ночнушку Тане и начал ласкать ее грудь. Своими губами она прильнула к моим. Долгий поцелуй... Потом она тихонько спросила:

— Сереж, еще пойдем ТУДА?

... именно тогда я понял, что хочу хотя бы еще раз испытать подобное... я понял, что меня ЭТО заводит!

— Я не против, а ты?

Она помолчала, затем нежно поцеловала меня в щеку.

— Да. Но мы еще не закончили Первый шаг

— ???

— Я еще не приехала к тебе из отеля

Я на всю жизнь запомнил этот шок. Меня словно парализовало. Я лежал и боялся пошевелиться. Если бы в тот момент настал конец света, я был бы счастлив! но он не настал

Жена отвернулась от меня и

— Спокойной ночи, милый.

— ... спокойной... ночи... любимая

она знает, нет не так... ОНА ЗНАЕТ!!! З Н А Е Т!!! это была паника. Тихая такая паника... потом пришло что-то другое. Она знает и? И?... хм и зовет идти ТУДА еще раз! Вертихвостка. Я тогда долго не мог уснуть, а зря.

— Привет, дорогой, это ты пришел? как дела на работе?

Я захлопнул за собой входную дверь.

— Тань, привет. Нормально. Есть хочу.

Жена вышла из кухни в домашнем халатике на голое тело и поцеловала меня в щеку.

— Потерпи немного. Через час едем в баню.

— Чегой-то?

Жена мило улыбнулась:

— У моего шефа сегодня день рождения. Пригласил в баню.

— В баню?

Таня легко скинула халатик, голая села перед зеркалом, погладила свои шикарные груди и начала краситься.

— Шеф сказал «в баню», значит в баню! наше дело сказать «есть, сэр»!!!

Я стянул штаны и начал в шифоньере искать плавки. Наконец нашел. Одел.

— И много будет народу?

Жена одела трусики-стринги от купального костюма.

— Мы с тобой, вторая секретарша Ленка со своим мужем, сисадмин Вадик, юрист Степан Сергеевич, ну и шеф АНАТОЛИЙ ПАВЛОВИЧ БАССАРГИН... — протянула она улыбаясь, посмотрев мне прямо в глаза. — Сереж, помоги застегнуть купальник... ну лифчик.

Ага это сон! я поскорее зашел за спину супруге и начал застегивать лиф, что бы не увидела, что у меня в плавках стало тесновато

Приехали мы на такси. Загород. Пришлось заплатить втридорога. Метель хлестала комьями снега. Дороги замело. Пагода портилась. Сгущающаяся темень возвестила о наступлении долгого зимнего вечера.

Мы быстро зашли в деревянный сруб на окраине дачных участков. В натопленной прихожей нас встретил бармен. Это был здоровенный амбал, лысый со шрамом на щеке и кривым носом.

— Сегодня мы закрыты, господа — сквозь сигарету пробасил он.

— А мы по приглашению — промурлыкала моя жена. — к Анатолию Павловичу.

Бармен одарил нас ухмылкой, указал на шкафчики у входной двери:

— Раздевайтесь, потом проходите внутрь.

По количеству занятых шкафов я понял, что мы последние и остальные уже здесь.

Я остался в плавках, Таня — в купальнике. Стринги, подчеркивали ее ягодицы и лиф, чашечки с веревочками на замочке сзади, скорее выгодно открывали, чем прикрывали груди.

Бармен поморщился:

— Девочка, здесь так не наряжаются! А ну иди сюда.

Таня, смутившись подошла.

Не вставая с места он одним рывком стянул с нее лифчик. Обнажившаяся грудь заходила ходуном. Жена обернулась и посмотрела на меня.

— Дрескод... — пошутила она.

Я кивнул. Она мило послала мне воздушный поцелуй и не дожидаясь меня заспешила по коридору к двери в баню.

— Сережа, догоняй!

Я поплелся за ней, любуясь фигуркой жены, ее походкой «от бедра». Становилось все труднее и труднее мысленно подавлять эрекцию. Жена открыла дверь в конце коридора и юркнула внутрь. Послышался гул голосов, улюлюканье, смех и аплодисменты.

Какое-то время я постоял перед этой дверью. Собрался, постарался справиться с волнением и вошел.

— А это мой муж Сергей, дорогой, ну чего ты так долго-то?!

Небольшая комнатка с бассейном была тускло освещена. Вокруг круглого деревянного столика тесно расположилась подгулявшая компания. Все смотрели на меня. Я виновато улыбнулся и начал обходить стол слева-направо, знакомясь с коллегами моей Тани.

Степан Сергеевич, юрист, сидел на краюшке своего табурета, замотанный в белую простынь, изрядно опьяневший и туповато улыбался. Рядом с ним, обхватив лысеющую голову восседал Юра, муж Лены, второй секретарши. Он был в плавках, такой же пьяный и рьяно рассказывал Степану Сергеевичу свои политические взгляды. Сама же Лена, белокурая эффектная девушка, полностью обнаженная сидела на коленях у сисадмина Вадика, худощавого молодого парня с длинной ухоженной бородкой, обмотанного простыней. Одна рука Вадика находилась на бедре Лены, а вторая небрежно тискала ее голую слегка отвислую грудь рожавшей и кормившей женщины. Бассаргина я узнал сразу. Он сидел по центру стола абсолютно обнаженный с большой кружкой пива в руке. Властно улыбнувшись, он поприветствовал меня, широким жестом приглашая к столу. Моя жена пристроилась рядом с ним мило стреляя глазками в сторону Вадика и Лены. Моя Танечка эротично закинула ногу за ногу, наклонилась к столу так, что ее обнаженные груди покачивались в воздухе.

Я присел за стол. Подняли бокалы.

— За знакомство и хороший вечер! — скомандовал шеф жены.

— С днем рождения — подхватили все.

Мы выпили. Анатолий Павлович поставил бокал на стол и его рука упала на плечо моей супруги. При этом она сама придвинулась к нему и положила голову ему на плечо.

Потом были еще тосты, анекдоты «от шефа», смех, болтовня.

Наконец шеф встал из-за стола, увлекая за собой мою жену.

— А ну-ка все! пошли париться!

Я невольно засмотрелся на свисающий член Анатолия Павловича. Это был толстый жилистый монстр с выкаченной головкой. Моя Танька то и дело бросала на член восхищенные взгляды. Да уж, мой пенис не шел ни в какое сравнение с этим агрегатом

Тем временем Лена встала с колен Вадика, и они, взявшись за руки, поспешили в парилку. Проходя мимо Юры, Лена мило улыбнулась мужу и послала ему воздушный поцелуй.

— Любимый, ну ты идешь с нами? — она капризно сложила губки бантиком — я хочу, что бы вы меня вдвоем хорошенечко попарили!

— Да, да иду — отмахнулся Юра, продолжая диалог, а вернее монолог с в стельку пьяным Степаном Сергеевичем. По всему было видно, что он никуда идти не собирается.

Лена недовольно фыркнула, демонстративно взяла Вадика за торчащий голый член и так повела его в парную.

Анатолий Павлович повел мою жену париться. Его рука обнимала ее за талию. Она послушно шла рядом с ним красиво помахивая бедрами. У двери в парную она что-то сказала ему и он зашел без нее.

Таня ждала меня. Я приблизился к полуобнаженной жене и залюбовался ее голой грудью. Возбуждение было контролировать уже трудно, поэтому мой пенис выпирал из плавок.

— Как настроение? — спросила жена, беря меня за руки.

— Хорошее

— Ты знаешь — она немного замялась — если хочешь, то можешь туда с нами не ходить

— Это почему?

— ... там меня парить будут, понимаешь

— Ты этого хочешь?

Жена улыбнулась и бросила взгляд на мой пенис.

— ... да меня как-то никто и не спрашивает... просто берут и все! Дорогой, ты вот много вопросов задаешь... иди посиди за столиком, подожди меня. Не ходи со мной

— Почему?

— Я же тебе сказала: много вопросов задаешь! Иди выпей, я без тебя расслабиться хочу.

Она круто развернулась и заспешила в парную.

На ватных ногах я дошел до стола. Сел. Налил. Выпил... Делал вид, что вместе со Степаном Сергеевичем слушаю Юру.

Прямо сейчас мою жену трахает ее шеф. А я сижу и жду, когда она обслужит его. Жена запретила мне даже присутствовать там. Она хочет расслабиться... я извращенец... но, черт возьми, я хочу, что бы это не заканчивалось!

Три сигареты было уже скурено мною, когда дверь в парную открылась и оттуда довольные и раскрасневшиеся вышли Лена и Вадик.

Они прошли мимо столика никого не замечая и плюхнулись в бассейн. Юра встал и пошатываясь направился к ним. Прыгнув в бассейн, он поднял кучу брызг, Леночка довольно завизжала. Юра подплыл к ней и они слились в поцелуе.

Наконец из парной показался Анатолий Павлович. Он буквально под руки вел мою жену, на которой уже не было трусиков. Его раскрасневшийся член, свисая в полуэрекции, был еще больше и толще. Его член весь блестел и был весь мокрый от соков. Я перевел взгляд на киску своей жены. Она была полураскрыта, красно-лилового цвета. Киска просто истекала соками вперемешку и липкими белыми капельками. Две капли стекали по ногам. Обнаженное тело моей жены было буквально исполосовано мелкими красными ссадинами от веток банного веника. Особенно много ссадин было на ее голой возбужденной груди с оттопыренными сосками, некоторые немного кровоточили.

Анатолий Павлович усадил Таню рядом со мной:

— Принимай жену! — обычным тоном сказал он — но, смотри не на долго, я сейчас отолью и вернусь!

Я посмотрел на нее. Она смущенно улыбнулась и отвела взгляд:

— что молчишь, дорогой?! разлюбил?

Я потянулся к ней губами. Первый поцелуй был робкий. Таня нежно обвила руками мою шею. Мы слились страстно, жадно лаская губами друг друга. Я гладил ее груди, пощипывая твердые сосочки, целовал ее шею, вдыхая аромат ее волос. Для меня перестал существовать весь мир. Была только она, моя любимая женщина. Я наслаждался ей, хотел ее так как никогда прежде!

Таня легонечко отстранилась от меня:

— Осторожней со мной... не щипай груди... они побаливают! Он меня знаешь как отхлестал в сауне?! Знаешь как больно было? и приятно... Не молчи! скажи мне что думаешь? Для меня это важно

— Что я думаю?... ты какая-то другая! сладкая, развратная. Как жаль, что ты раньше такой не была... потому, что такой ты мне нравишься больше

— То есть ты не против?... ну, моей свободы?

Я утвердительно кивнул. Жена потрепала меня по голове:

— Тогда продолжим вечеринку? ох, смотри, муженек, не пожалеешь потом?

— Нет!

Она встала и покачивая бедрами направилась к бассейну. На пол пути ее нагнал шеф. Он по-хозяйски притянул ее за талию к себе, довел до края бассейна и с шутками-прибаутками столкнул ее, визжащую, в воду.

Следующие два часа передо мной развернулся порно фильм: мою жену и Леночку прям в бассейне трахали Вадик, Юра и Анатолий Павлович, даже пьяный Степан Сергеевич через некоторое время присоединился к ним. Сначала девчонок драли в порядке очереди, но потом уже никто ничего не стыдился, никто никого не стеснялся. Была групповая оргия. Я, сидя на стуле за столом, дрочил свой член, глядя в глаза супруги, которую в каких-нибудь трех метрах от меня «в хвост и гриву» имели Юра и пузатый Степан Сергеевич... Таня на коленях с горящими похотью глазами своим ротиком поднимает вялый натраханый член Степана Сергеевича... анальный секс моей жены и Юры... Анатолий Павлович просто трахает мою любимую в классической миссионерской позе, остальных развлекает Лена... и апофеоз вечера — лесбийская поза 69 до оргазмов

Разъехались под утро. Уставшие и сонные. Тихо вошли в квартиру. Таня вымучено, но счастливо улыбнулась. Долгий поцелуй в засос, признания в любви. Разделись и сон

Будильник разорвал тишину серого утра. Болит голова. Да я вообще не выспался! Черт! Жена ворочается рядом. Смотрю на обнажившуюся из-под ночной рубашки левую грудь. Никаких следов веника из сауны. Счастливо улыбаюсь сам себе: «Вот это сны у тебя, Серый! Сауна, бассейн, шеф...». Жена садится на пастель, откидывая одеяло:

— Все, встаем! На работу пора!

— К шефу Анатолию Павловичу? — заискивая шучу я.

— ... к шефу Ирине Константиновне! Какой еще Анатолий... а доктор этот, лектор! Кстати, сегодня после работы идем на семинар к нему, запомни!

— Есть!

На работе меня не покидала мысль: «Что все это значит? ЧТО ПРОИСХОДИТ? Сны? Зачем жена перед сном сказала, что не приехала ко мне из отеля? Совпадение? Чертовщина!!!». Я был рассеян и не собран. Даже получил трепку от начальника. Мне было все равно. Я целиком погрузился в себя. Меня терзал один вопрос: моя жена, она что тоже видит такие же сны? Не может быть... Я достал мобильный и набрал Таню.

— Привет, Сережа. — ее звонкий веселый голосок действовал успокаивающе.

— Привет, любимая, как дела?

— Нормально. Вот только не выспалась вообще!

Я вздрогнул.

— Я тоже... вчера ведь поздно легли... заснули

— Ага — игриво засмеялась она — заснули и аж под утро «пришли домой»! Меня так вообще распарили!

Всё! Это и есть ответ на мой вопрос!!! Я покрылся испариной, но постарался, что бы голос не дрогнул:

— Да уж... так что сегодня опять на лекцию идем?

— Конечно, дорогой.

— Я... люблю... тебя

— Я тоже, дорогой! Прости, сейчас немного занята, мы в сауне день рождения зама отмечаем... перезвони

Короткие гудки.

Я присел и обхватил голову руками. Что твориться? что теперь? Она ведет себя естественно, не напрягается! Ну так и мне надо так же

Домой я пришел чуть позже обычного. Погода разбушевалась не на шутку. Тротуары, дома, улицы нещадно хлестал ливень. Молнии, гром... молнии, гром и ливень сплошной стеной превращал проезжую часть в мутный грязевой поток. Долго стоял у подъезда под козырьком, собираясь с мыслями. Я решился на честный и откровенный разговор. Настало время все обсудить, расставить все точки. Лифт послушно довез меня до входной двери. Скрипнул мой ключ. Я зашел. Из кухни приятно пахло жаренным мясом и еще чем-то вкусным.

— Дорогой, раздевайся быстрей и проходи к столу — из кухни крикнула мне жена.

Я разулся, вымыл в ванне руки и, снимая пиджак, прошел в кухню. Жена стояла у плиты и накладывала в тарелку гарнир. На ней был цветастый фартук и больше ничего. Под ним она была голая. Танюша встала на цыпочки и выгнула кверху попку, для того, что бы здоровенному мужику, который стоял сзади нее было удобнее трахать ее членом в киску. Они оба повернулись и, не сбавляя ритма, посмотрели в мою сторону.

— Здорово, Серега — мужик оторвал свою волосатую руку от бедра моей жены и протянул ее мне. Я пожал.

— Дорогой, садись за стол — промурлыкала моя жена, аккуратно расставляя слова в перерывы между толчками — мы скоро закончим и будем ужинать...

Я молча сел. Они продолжили заниматься своим делом. Это типа сон, что ли? Мужик учащенно задышал и начал с силой глубоко вгонять член в Таню. Она немного наклонилась, помогая ему кончить, принимая всю сперму в себя.

Насладившись моей женой, мужик отошел от нее, одевая штаны, и плюхнулся рядом со мной.

— У нее как раз дни, что надо — похвастался он мне — а я сына хочу!

— Ой, ладно тебе — махнула рукой жена — кто будет, тот и будет, так ведь?

При этом она преданно, как собачка на хозяина, посмотрела на мужика.

— Так, Танюха, так — просипел мужик и с размаху шлепнул ручищей по голой попке моей жены. Она игриво улыбнулась и шутя повиляла перед ним бедрами.

Ужин начался. Моя жена постоянно суетилась вокруг этого бугая: то добавки предложит, то заискивающе спросит вкусно ли она приготовила. А он с ней не церемонился. По всему было видно, что хозяин здесь он и, что самое удивительное, моя Таня просто млела от этого. Мне она никогда так с собой вести себя не позволяла.

— Таня, нам надо поговорить — сказал я.

Эффект нулевой.

— Таня, поговорить наедине...

Когда она закрыла щеколду за собой в ванной комнате, где я ее ждал, я начал:

— Что ЭТО??? что все это значит? кто этот тип? какого хрена вообще происходит???

— Сережа, прекрати панику! и скажи мне, скажи мне прямо сейчас стоп. Ничего больше говорить не надо. Просто «СТОП» и все. Давай, готов?

— Тань... но это не нормально... что люди скажут?..

— Скажут то, что скажешь им ты, а ты скажешь, что к нам приехал пожить мой брат какой-нибудь! Да вообще! кому какое дело?!"это не нормально...» а что нормально, Сережа?! кто установил эту грань?! ты?!! Ты мог два раза остановить себя и меня: там в отеле и в сауне! а что сделал ты? Сережа, ты

просто сидел и смотрел, как меня развращают!..

— ... я думал это сны... Тань, прости...

— За что? сны, Сережа, становятся реальностью. Я тебе честно говорю: я вошла во вкус. С тобой или без тебя я пойду по жизни дальше, а вот со мной ты или нет, решать тебе! и сейчас! Итак...

— ... я люблю тебя...

— Я тебя тоже люблю. Ну что ты ломаешься, как девочка, ей-богу! Ты можешь хоть что-нибудь сказать прямо и утвердительно, как мужик?!

— Тань... я с тобой. Мне это нравится, аж голову сносит. Просто я боюсь и хочу этого одновременно...

Жена нежно поцеловала меня в губы и прошептала:

— ... я тоже боюсь, но... мне так нравится этот страх!

Она положила руки мне на плечи и легонечко придавила:

— Встань на колени! Так. Теперь вылижи мне все там... вот так, да потихонечку... нежнее... вот так, милый... сссс... вот так... кто этот тип? это Александр. Он зам моей начальницы. Будет жить с нами... ссссс... и еще, Сережа, отныне секса со мной у тебя не будет, так Александр решил... он такой ревнивый, ты бы знал... ахх... ссс...

Жена кончила. Выходя из ванны, я не совсем понимал, как мне вести себя, как действовать в новой жизни...

Все оказалось очень просто. Надо быть собой!

... Теперь на нашем широком семейном ложе мы спали втроем. Я у стенки, затем моя жена и Александр. Александр имел мою жену когда хотел. А я смотрели, как они это делают.

— Смотри, Сереженька, как женщину ублажать надо — любила повторять мне Таня, раздвигая ножки перед Александром.

Мы сделали свои три шага к счастливой семейной жизни. Каждый обрел то, чего ему не доставало то, что снилось в сладких интимных грезах, о которых толком и не расскажешь-то никому...